Встреча глав государств в Веракрусе вновь показала всему миру те разделительные линии, которые пересекают Латинскую Америку с севера на юг и в значительной мере объясняются политическими и геополитическими различиями.

Наиболее верные последователи Симона Боливара (Simón Bolívar), которые даже называют себя боливарианцами, постоянно подтверждают слова Освободителя, который горько сетовал на то, что его борьба за единство континента (о Бразилии, понятно, речь не шла) похожа на «вспахивание моря и посев зерна на ветру».

Эти разделительные линии вновь проявились в Веракрусе, следуя традиции, зародившейся в начале XIX века.

Разделительные линии, мешающие изменить модель развития


В этот мексиканский город, омываемый водами Карибского моря, не приехали президенты Аргентины, Боливии, Бразилии, Никарагуа, Кубы и Венесуэлы, причем именно тогда, когда изменение мировой экономической конъюнктуры ставит под сомнение жизнеспособность их экономических моделей, основанных на экспорте сырья.

Это состояние, в котором находится регион, очень хорошо прокомментировала директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард (Christine Lagarde): «В Латинской Америке происходят изменения двоякого рода: во-первых, цены на основные экспортные товары снижаются, а условия внешнего финансирования становятся менее благоприятными; во-вторых, формирующийся средний класс требует все более высокого качества медицинского обслуживания, образования и инфраструктуры».

Цены на аргентинскую сою, боливийский газ, кубинский никель и венесуэльскую нефть резко упали. И это ставит в весьма тяжелое положение некоторые правительства.

В частности, правительство Николаса Мадуро (Nicolás Maduro), который тут же объявил о заговоре против своей страны: «Посмотрите, как ведут себя цены на нефть: США переполнили рынок грязной нефтью, и ее цена сейчас опустилась до 60,55 долларов за баррель. Венесуэле объявили финансовую блокаду, чтобы перекрыть доступ к финансированию, столь необходимому нам, чтобы частично покрыть сокращение доходов от продажи нефти».

Чтобы выбраться из этой ловушки, эксперты предлагают латиноамериканским странам диверсифицировать свою продукцию и рынки, повысить конкурентоспособность, вкладывать средства в повышение профессионального уровня трудящихся и развитие инфраструктуры.

Именно с этой целью и была организована встреча в Веракрусе - обсудить развитие образования и повышение профессионального уровня, рассматривая их как основу для создания современной конкурентоспособной экономики, способной обеспечить занятость населения.

Генеральный секретарь Иберо-американского сообщества Ребекка Гринспен (Rebeca Grynspan) выступила в Мексике с программой «Иберо-американский Эразмус» (предусматривающей обмен студентами и преподавателями между университетами иберо-американских стран), которая, по ее мнению, наряду с макроэкономическими мерами, поможет стабилизировать экономику латиноамериканских стран. По мнению Гринспен, необходимо разрабатывать программы с тем, «чтобы повысить производительность труда и конкурентоспособность с помощью увеличения объема знаний» и развитием образования.

Именно от этого отвернулись президенты Аргентины, Боливии, Бразилии, Никарагуа, Кубы и Венесуэлы.

Геополитика Бразилии и популизм Эво Моралеса


Пример Боливии наглядно показывает то, что происходит в стране, и как внутреннее положение влияет на международные отношения.

Эво Моралес (Evo Morales) в 2014 году стал проводить политику ускоренного развития, забыв о своих прошлых утопических идеях (2005) борьбы за более широкое представительство индейцев в государственных учреждениях страны.

Сейчас, чтобы оправдать свой «андский капитализм», полностью зависимый от экспорта газа, ему необходимо проводить реформы и выступать с антиимпериалистическими заявлениями, направленными против США или Испании, бывшей метрополии.

Хотя Эво Моралес заключил политический союз с Перси Фернандесом ((Percy Fernández), мэром города Санта-Крус, чьи взгляды диаметрально противоположны позиции Моралеса), это не мешает ему обрушиваться с жесткой критикой на монархию, чтобы тем самым обеспечить себе поддержку со стороны левых сил.

«Кто организовал проведение встреч глав иберо-американских государств? Латиноамериканские и некоторые европейские страны, но в первую очередь испанские монархи, преследовавшие свои собственные интересы. Если некоторым странам нужны монархии, то пусть они их имеют у себя. В Латинской Америке, в Боливии монархия не нужна», — завил Эво Моралес, чтобы оправдать свое отсутствие.

В Бразилии главным ориентиром является геополитика. Она стремится занять лидирующее положение в регионе и, в частности, в Южной Америке. С этой точки зрения понятно, почему именно она выступила главным инициатором создания Союза южноамериканских государств (это было во время президентства Фернандо Энрике Кардозо(Fernando Henrique Cardoso)) и всегда с неодобрением воспринимала присутствие неюжно-американских стран в зоне своего влияния. Например, Испании с ее проектом Иберо-американского сообщества, а теперь Тихоокеанского альянса, который означает не только появление альтернативного полюса власти, но также ведет к упрочению позиций Мексики в Южной Америке.

Отсутствие Аргентины, Боливии, Бразилии, Никарагуа, Кубы и Венесуэлы — это не только выражение неприязни к Испании, но прежде всего к Мексике и к новому генеральному секретарю Иберо-американского сообщества Ребекке Гринспен.

Но, что гораздо хуже, это наглядно свидетельствует о растущей разобщенности в регионе.

Эта разобщенность приводит к тому, что три страны, участвующие в заседаниях «большой двадцатки» (Бразилия, Мексика и Аргентина) не могут выработать на этих встречах единую позицию и представить общие проекты, которые придали бы им больший вес на мировой арене.

Разобщенность переходит в плохо скрываемое соперничество, между Южноамериканским общим рынком (Mercosur) - и в первую очередь, Бразилией во главе с Дилмой Русеф (Dilma Rousseff) - и Тихоокеанским альянсом.

Как уже в 2009 году писал в Infolatam Карлос Маламуд (Carlos Malamud), «споры, подобные тем, что возникли между Аргентиной и Уругваем из-за целлюлозных заводов, между Бразилией и Парагваем из-за плотины Итайпу, расположенной на границе этих стран, или нынешний кризис в отношениях между Боливией и Перу сейчас обостряются с невиданной силой. Они свидетельствуют о глубокой разобщенности между странами Латинской Америки, которая раньше была более монолитной».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.