Боевые роботы рано или поздно станут привычной частью войны. И когда этот день настанет, в способах ведения военных действий произойдет существенный сдвиг. Уже сейчас началось обсуждение того, как можно разрабатывать и применять эти новые способы.

Роботы в целом становятся меньше, умнее, дешевле и привычнее. У боевых роботов появляется все больше разновидностей, и они становятся смертоноснее. При этом ключевым фактором, определяющим роль, которую они смогут выполнять во время боевых действий, станет автономность. Скорее всего, нас в этом плане ждет три поколения роботов: полуавтономные, с ограниченным автономным режимом, и в конечном итоге полностью автономные.

Роботы, работающие в полуавтономных режимах, существуют уже десять лет. Их используют для ликвидации людей, однако конкретные решения пока что тоже принимаются людьми. Высокая наукоемкость и немалая стоимость подобных систем привела к тому, что в целом в кругу клиентов, заинтересованных в покупке полуавтономных роботов, в основном пока что преобладают государственные заказчики. За это время устранение высокопоставленных лиц с помощью роботов стало считаться вполне оправданной и эффективной тактикой. Устранение целей при помощи беспилотников, самолетов, управляемых ракет, а иногда и операций с участием войск специального назначения стало обычным делом. По мере развития боевых роботов их будут все чаще использовать для подобных миссий из-за низкой стоимости и отсутствия определенных рисков.

При этом в последние годы страны мира все меньше заинтересованы в том, чтобы строго контролировать использование полуавтономных боевых роботов, так как их начинают применять все шире и шире. Еще один момент — то, что страны, вероятно, будут все чаще пользоваться возможностью убедительно отрицать свое вовлечение в какие-то конфликты, где использовались их роботы. Мы уже видели такой подход при авиаударах беспилотников США по Йемену и Сомали. Схожие схемы работают при использовании кибер-оружия, диверсионных сил и ведении войны чужими руками.

Похоже, что к «игре» готовы присоединиться и частные игроки, которые могут прикреплять, например, взрывные устройства с возможностью подрыва на расстоянии к готовым беспилотникам, которые можно свободно приобрести на рынке. Такой дрон, скорее всего, будут наводить на цель с помощью бортовой камеры.

В поколении полуавтономных боевых роботов важнейшей задачей по-прежнему остается определение, является ли объект боевиком или же мирным жителем. Ему также нужны те, кто возьмет на себя ответственность за применение силы — ограничение, принятое странами в Женевских конвенциях. Многие негосударственные участники боевых действий отрицают такое разделение, поэтому весьма вероятно, что они более охотно будут использовать боевые системы, для которых оператор не нужен. Это, скорее всего, приведет к появлению первых роботов второго поколения, с ограниченным автономным режимом. Это поколение включит в себя автономных роботов, способных убивать людей в пределах обозначенного пространства и времени.

Ключевую роль для работы подобных систем будет играть GPS. При отсутствии оператора в контуре управления, роботу будет давно право/он будет запрограммирован на то, чтобы принимать решение вести огонь на поражение. Задача различения боевиков и представителей мирного населения уйдет на второй план. При выборе целей роботы будет исходить из того, что люди оказались в конкретном месте в конкретное время. Боевые роботы с ограниченным автономным режимом требуют меньше контроля и обеспечивают большую оперативную маневренность, нежели представители полуавтономного поколения.

Полуавтономные роботы в особенности подходят негосударственным участникам боевых действий или нерегулярным войскам, которые хотят усилить эффект устрашения посредством массовых людских потерь. Скорее всего, первыми ласточками станут доработанные беспилотники и другие роботы, свободно доступные сейчас на рынке. Потом станут все шире распространяться копии боевых роботов, произведенных государствами.

Боевые роботы с ограниченным автономным режимом обладают тактической пригодностью и для государственных военных сил. В ходе подготовительной фазы войны странам, скорее всего, придется заранее предупреждать мирное население о том, чтобы оно освободило ту или иную территорию. Но по мере того, как это поколение боевых роботов будет становиться все более «умным», число таких ограничений, скорее всего, будет быстро сокращаться, так как роботы начнут находить цели, исходя из «характерного поведения». В период расцвета роботов с ограниченным автономным режимом, мы, вероятно, станем свидетелями появления нового типа роботов, задачей которых будет поиск и уничтожение других боевых роботов.

Активное применение дронов с ограниченным автономным режимом также подтолкнет боевиков к тому, чтобы использовать мирное население в качестве живых щитов: так они будут давить на своих противников, чтобы те отказались от проведения атак. Это, конечно, не означает отмены Женевских конвенций, однако текущие высокие требования Запада к методам ведения боевых действий могут быть поставлены под сомнение. Это в свою очередь может послужить стимулом для развития технологий, которые будут эффективнее отличать комбатантов от мирного населения.

Век полностью автономных боевых роботов наступит тогда, когда их начнут использовать для ликвидации определенных боевиков. Можно легко представить расцвет этого типа роботов, вспомнив фильм «Терминатор» 1984 года. Однако в реальности полностью автономные боевые роботы скорее примут функциональную, нежели человекоподобную форму.

Сейчас трудно представить себе такие технологии, которые позволили бы отличить участников военных действий от мирных жителей. Они, вполне возможно, будут многоплановыми и включат оптические, магнитные датчики, приборы, засекающие наличие взрывчатых веществ, а также биометрические базы данных и алгоритмы поведения. Из-за высокой стоимости таких систем они, скорее всего, в первую очередь станут доступны армиям государств. Негосударственные участники боевых действий вряд ли смогут позволить себе приобрести полностью автономных боевых роботов или увидеть преимущества их использования. В ближайшее время, однако, эти группы смогут использовать боевых роботов, созданных благодаря имеющимся технологиям. И в этом плане странам нужно как можно скорее разработать меры противодействия.

Автор статьи — старший офицер ВС Австралии, у него есть опыт работы в Пакистане, Афганистане, Гаити, Восточном Тиморе и Ираке. Есть степень в области науки, техники, оборонных исследований, бизнес-администрирования, военного искусства и науки, а также стратегических исследований. Первоначально эта статья была опубликована в The Strategist (блог Австралийского института стратегической политики).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.