Во вторник вечером стоимость рубля составляла один евроцент, или на 30% меньше, чем в понедельник утром. Котировки российских акций тоже рухнули. В последние недели рубль и биржевой курс снижались параллельно нефтяным ценам. Но на этой неделе цены на нефть остаются стабильными, составляя около 60 долларов за баррель.

Что же привело к этим событиям, и откуда такое несоответствие между валютой, нефтью и акциями?

Похоже, что хаос спровоцировала необычная сделка с участием облигаций крупнейшей в России нефтяной компании «Роснефть». В прошлом году, когда цены на нефть были трехзначными, эта государственная корпорация взяла у ведущих зарубежных и российских банков кредит примерно на 40 миллиардов долларов на приобретение своего бывшего конкурента — московской компании ТНК-ВР. Теперь, когда цены на нефть упали, а западные санкции в ответ на российские действия на Украине начинают кусаться, совершенно непонятно, как погашать или рефинансировать этот долг.

Вот почему Роснефть в этом году неоднократно просила о выдаче ей займа на 40 миллиардов долларов из фонда национального благосостояния России. Не получив этих денег, компания в конце прошлой недели осуществила выпуск деноминированных в рублях биржевых облигаций на 11 миллиардов долларов. Ходят слухи, что их купили крупнейшие государственные банки. Тот процент, который инвесторы берут с Роснефти, существенно ниже, чем у российского государственного долга и прочих долговых обязательств. Это беспрецедентно для компании, особенно попавшей под западные санкции. Так уж совпало, что затем российский Центробанк разрешил покупателям этих облигаций использовать их в качестве обеспечения для получения займов у самого себя.

Председатель правления, заместитель председателя совета директоров ОАО НК «Роснефть» Игорь Сечин


Эта сделка подала мощный сигнал всему рынку. Во-первых, она показала, что приоритет Москвы — не борьба с инфляцией и не стабилизация рубля, а поддержка Роснефти. Во-вторых, она продемонстрировала, что Банк России готов использовать весьма сомнительные инструменты. Сделка с Роснефтью увеличила риски в банковской системе. Государственные кредиторы и без того дали этой нефтяной компании очень много взаймы — и покупка переоцененных рублевых облигаций еще больше уменьшит их капиталы.

В-третьих, стало понятно, что у правительства и Центробанка нет ни стратегии, ни ясного представления о том, как поступать в такой затруднительной ситуации, и что они действуют отнюдь не в соответствии с отвратительным инвестиционным климатом и с рекордно высоким по этой причине оттоком капитала.

Рынки видят, что надвигается шторм, а капитана корабля нет. В последние недели сбываются худшие опасения России: цены на нефть падают, азиатские рынки отказались спасать российские банки и компании, а надежды на отмену санкций стали еще более иллюзорными.

В ответ Москва допускает одну серьезную ошибку за другой — как в своих действиях, так и в своем бездействии. Ответный запрет на импорт западных продуктов питания оказался контрпродуктивным и по сути дела привел к разрушению столь ценного таможенного союза с Белоруссией — близким союзником, который обеспечивал транзитный маршрут для европейского продовольственного импорта.

Москва и Центробанк не дали внятного ответа на вопрос о том, как они собираются решать проблему огромного внешнего долга российских банков и компаний. А всего две недели назад российский президент Владимир Путин подписал федеральный бюджет на 2015-2017 годы, который основан на прогнозах ежегодного роста ВВП в 2,5%, инфляции в 5,5% и на нефтяных ценах в 96 долларов за баррель. Такие исходные посылки уже тогда были нереалистичны, а теперь они выглядят просто смехотворно.

Что будет дальше? Месяц назад Центробанк обрисовал «маловероятный» сценарий, в котором нефть стоит 60 долларов за баррель, а ВВП в 2015 году снижается на 4 процента. Сейчас, когда нефть на самом деле стоит 60 долларов, мягкая рецессия кажется несбыточной мечтой. Бедственное финансовое положение и увеличение учетных ставок во вторник вечером указывают на полномасштабную экономическую катастрофу. Сравнения с 2008-2009 годами уже кажутся выдачей желаемого за действительное. В начале 2009 года Центробанк остановил финансовый хаос, подняв учетные ставки до 13%, что привело к 8-процентному снижению ВВП. Вчера Центробанк поднял ставки до 17%, но негативные последствия не остановил.

Сейчас сомнений не вызывают только две вещи. Во-первых, если санкции не будут отменены, и если цена нефти не начнет восстанавливаться, российская экономика в 2015 году будет выглядеть гораздо хуже. Во-вторых, мы уже сейчас можем предсказать ответную реакцию Москвы в ее экономической и внешней политике — она будет непредсказуемой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.