Историческая связь Франции с исламским миром породила комплекс нынешних противоречий в стране. Цель теракта в редакции Charlie Hebdo — сильнее рассорить мусульман и не мусульман.

Новый роман «Покорность» Мишеля Уэльбека еще не вышел, а бурные споры по его поводу уже начались. В прошлый понедельник, 5 января, президент Франции Олланд заявил, что прочтет книгу Уэльбека, поскольку «люди об этом говорят». «Моя задача — сказать людям, что мы не должны терять голову, несмотря на накаленную атмосферу, — заявил Олланд в интервью телеканалу FranceInter. — Нельзя позволить страху поработить нас. Франция уже была оккупирована, у страны есть этот опыт».

Террористы против карикатуристов

Президент хотел действовать взвешенно, чтобы успокоить горячие дебаты вокруг «Покорности». В книге описывается гротескное будущее: мусульманина избирают президентом Франции, чтобы остановить праворадикальную Марин Ле Пен. Страна раскололась на два лагеря: одни восхищались Уэльбеком как пророком и спасителем, другие упрекали его в том, что он подливает масла в огонь и так уже острых дискуссий на тему «миграция и интеграция».

Сам Уэльбек попробовал отыскать золотую середину. В интервью французскому еженедельнику Le Journal du Dimance он заявил, что не знает, кого бояться больше — мусульман или одержимых национальной идентичностью французов. Лишь в одном он был уверен точно: «Исламофобия — не является формой расизма». Его роман официально вышел из печати в среду, 7 января — в тот самый день, когда исламские экстремисты атаковали редакцию парижского сатирического журнала Charlie Hebdo и убили 12 человек.

Случайно ли это совпадение? Или теракт против карикатуристов должен был запугать всех, кто, с точки зрения террористов, высказывается об исламе неподобающим образом? Ясно одно — именно сейчас во Франции ведутся самые яростные споры на тему ислама. Ныне в стране живут от 4 до 6 миллионов мусульман из самых разных стран. Немало этнических французов опасаются, что столь массированное исламское присутствие способно изменить политическое, правовое и религиозное самосознание секулярной республики.

Националисты и джихадисты

Исторический фон для дебатов на тему ислама во Франции богат и глубок. В 1830 году французы захватили Алжир. Их колониальное правление там продлилось 130 лет. Лишь в 1962 году после кровопролитной войны северо-африканская страна получила независимость.

По словам историка Бенжамина Стора, во Франции и Алжире существуют совершенно противоположные воспоминания о том времени: «На одной стороне — французский национализм, до сих пор не смирившийся с отступлением из Алжира, на другой — алжирский, выстраивающий самое себя на основе победы над бывшей метрополией. Две возникшие версии истории противостоят друг другу».

Еще в 1985 году во Франции возникла организация SOS Rassisme, чей девиз гласил: «Не тронь моего приятеля» (Touche pas à mon pote). Так продвигалась идея совместного мирного проживания разных этнических и религиозных групп. Но споры по поводу интеграции мусульман во французское общество не утихали. А в первой половине 1990-х, во время гражданской войны в Алжире, тамошние джихадисты орудовали во Франции и, среди прочего, совершили крупный теракт в парижском метро.

Вспыхивающий конфликт

Осенью 2005 года во многих городах страны прошли массовые беспорядки с участием молодых мигрантов. Поводом послужила смерть двух молодых людей, прятавшихся от преследовавшей их полиции в трансформаторной будке и погибших от удара током. Вспыхнувшие в Париже протесты перекинулись на другие регионы, в течение нескольких недель было подожжено множество автомашин, телефонных будок и мусорных контейнеров. Проявления насилия были восприняты многими как результат тяжелых условий жизни в предместьях французских городов, где осело большинство мигрантов.

Вспыхивающий конфликт проник и в культурную сферу. В 2014 году Европейский суд по правам человека оставил в силе запрет на ношение паранджи в общественных местах — соответствующий закон действует во Франции с начала 2011 года. Согласно закону, женщинам запрещается выходить из дома на улицу в закрывающих тело и лицо одеждах — парандже или чадре. Нарушительницам грозит штраф в 150 евро. Около 2000 женщин во Франции попадают под действие этого запрета.

Мечта радикалов

С другой стороны, немало живущих во Франции мусульман жаловались на предрассудки и оскорбления. Например, глава ультраправого «Национального фронта» Марин Ле Пен в декабре 2010 года назвала публичные молитвы мусульман «оккупацией» французской земли. «Конечно, она происходит без танков и солдат, тем не менее, это оккупация, и страдают жители», — заявила Ле Пен, являющаяся депутатом Европарламента, после этой речи лишившего ее иммунитета.

Ужаснуло и возмутило французов нападение на еврейскую школу в марте 2012 года. Тогда молодой француз алжирского происхождения убил четверых человек, в том числе трех малолетних детей. Наконец, накал страстей усилили действия в Сирии и Ираке экстремистов из «Исламского государства». В таком контексте произошло нападение на редакцию журнала Charlie Hebdo, совершенное профессиональными террористами, явно решившими реализовать европейскую мечту «ИГ»: окончательно рассорить мусульман и не мусульман.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.