Солдатами в этой войне становятся группы пропалестинских активистов, которые считают Израиль оскорблением для всего человечества, и прочие организации тех, кто прикрывается правами человека в борьбе за свои политические убеждения и достижение идеологических целей. Хотя у нас давно считали, что «перед законом все равны», к Израилю это явно не относится.

Новейшим подходом к демонизации Израиля становится выставление еврейского государства преступной державой.

Со времен формирования в 2008-2009 годах (по окончанию конфликта в Газе) комиссии Голдстоуна Советом по правам человека некоммерческие организации проявили незаурядную ловкость в политических манипуляциях с международным правом. Эта комиссия, чьей задачей явственно было осуждение Израиля при игнорировании действий ХАМАС, сразу же превратилась в настоящую трибуну для ритуальных обвинений НКО в адрес Израиля. НКО обрушили целый поток не поддающихся проверке и противоречивых данных, сомнительных источников и спорных аргументов, которые в конечном итоге превратили отчет комиссии в юридический манифест нелегитимности Израиля.

Впоследствии Голдстоун отказался от озвученных в документе заключений, однако те самые НКО, которые внесли такой большой вклад в его подготовку (международные: Amnesty International, Human Rights Watch, и палестинские: «Аль-Хак» и Палестинский центр прав человека) уже были готовы к новой борьбе: осуждению Израиля в Международном уголовном суде.

МУС был создан в 2002 году для разбирательств по обвинениям в геноциде, преступлениях против человечности и военных преступлениях. С самого начала работы он главным образом сосредоточился на Африке. Махмуд Аббас в прошлом критиковал МУС за обвинение бывшего суданского лидера Омара аль-Башира в геноциде в Дарфуре, однако сам без тени сомнения возложил на Израиль в суде вину за совершение военных преступлений.

В 2009 году Палестинская автономия признала юрисдикцию МУС и сразу же подала иск по якобы совершенным в Палестине военным преступлениям с опорой на «более чем 400 сообщений» НКО (в их числе оказались Amnesty International, Human Rights Watch, французская Федерация прав человека, палестинские «Аль-Хак» и Палестинский центр прав человека, а также израильские «Адала» и Комитет против пыток). Критика Израиля и «пространства безнаказанности» послужила этим организациям топливом для политической программы демонизации еврейского государства. Прокурор МУС отклонил иск на том основании, что Палестина не является государством.

Однако за последние месяцы антиизраильская кампания вновь набрала обороты после недавнего вооруженного конфликта с ХАМАС, который получил название операция «Нерушимая скала». Политизированные НКО пообещали начать другое международное расследование под председательством профессора Шабаса (William Schabas), чьи антиизраильские настроения хорошо известны всем антиизраильским организациям.

Получается, война в Газе стала решающим фактором в кампании НКО?

Вы удивитесь, но это не так.

В мае 2014 года группа НКО обнародовала открытое письмо к лидеру Палестинской автономии с призывом потребовать доступа к МУС, так как это позволило бы добиться правосудия для жертв военных преступлений и преступлений против человечности. Авторы заявили, что «весомая юридическая угроза помогла бы продвинуть вперед дело мира». В числе подписантов значатся те же самые НКО, которые задействованы в юридической борьбе против Израиля.

Обстановка на международной политической арене, где все больше крепнут настроения в пользу признания палестинского государства, выглядит благоприятной для политических амбиций этих ассоциаций, которые явно стремятся выставить Израиль преступником.

Но на самом ли деле они хотят добиться правосудия? Если это действительно так, то почему они не придерживаются основополагающего принципа этого самого правосудия и не преследуют в первую очередь авторов самых страшных преступлений?

В этой связи достаточно лишь взглянуть на весь Ближний Восток, чтобы понять, где совершаются эти самые зверства в атмосфере полнейшего безразличия всего мира. Профессор Анал Дершовиц (Alan Dershowitz) доходчиво объясняет, что если бы МУС начал уголовное разбирательство против Израиля, тем самым он выступил бы за рамки своих полномочий, которые ограничены лишь теми случаями, когда государство не может или не хочет проводить разбирательство по таким преступлениям. Чего никак не сказать об Израиле.

Кроме того, разве эти ассоциации на самом деле добиваются правосудия для жертв настоящих или вынужденных преступлений? Если это действительно так, то почему они не говорят о преступлениях ХАМАС на палестинской территории?

Тот же самый вопрос можно было бы поставить и насчет преступлений палестинцев в отношении израильтян, но для правозащитнического мира они явно не представляют никакого интереса.

Что касается рвения этих организаций, нужно сказать, что они вряд ли в полной мере оценили все последствия возможного вхождения Палестины в МУС. По словам Анны Герцберг (Anne Herzberg) из НПО Monitor, «палестинцы совершили десятки тысяч военных преступлений против мирного израильского населения, что означает вероятность уголовных разбирательств и привлечения к ответственности за военные преступления, преступления против человечности и геноцид».

Антиизраильская политическая истерия вступила в новый этап, этап международного уголовного права. Раз НКО никто не запрещает преследовать собственные политические цели, стоит задуматься о той цене, которую международному правосудию придется заплатить за политическое подчинение международного права антиизраильской борьбе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.