По словам религиозного лидера Исламского государства Абу Саада аль-Ансари (Abu Saad al Ansari), бюджет террористической организации на 2015 год составляет два миллиарда долларов и уже отличается большим профицитом.

Лидер Исламского государства, под властью которого сейчас находятся восемь миллионов верующих и четверть территории Сирии и Ирака, дал ряд уточнений насчет бюджета организации американскому журналу Newsweek. По мнению специалистов, озвученные им цифры выглядят весьма правдоподобно. Как заявил этот фундаменталист, двухмиллиардный бюджет ИГ расходуется главным образом на плату бойцам, закупку оружия и субсидии для бедняков, стариков и больных в Сирии и Ираке, где сейчас наносятся авиаудары.

Оставшиеся средства (а они действительно есть) идут на финансирование военных программ, подготовительных курсов и закупку техники. На севере Ирака был сформирован Исламский банк, который берет на себя управление этими средствами и предоставляет финансовое обеспечение для масштабных операций.

С политической точки зрения такие новости, безусловно, нацелены на укрепление веры в силу организации. Посыл здесь абсолютно прозрачен: население оккупированных территорий и верующие могут рассчитывать на финансовую поддержку ИГ. От озвученных цифр буквально голова идет кругом, особенно если учесть, что поступили они от организации, легитимность которой опирается лишь на религиозных фундаменталистов.

В то же время ее лидеры хранят гробовое молчание насчет источников финансирования. Там нет официальных поступлений в бюджет или налоговой системы. Что в целом не слишком удивительно, потому что в Исламском государстве существуют лишь религиозные организации и структуры. Кроме того, ислам по своей сути отличается от других религий куда меньшей степенью централизации. Некоторым течениям удается объединиться усилиями харизматичного лидера.

Англосаксонские специалисты считают, что обозначенные два миллиарда долларов поступают от продажи нефти, частных пожертвований из стран Персидского залива, разграбления завоеванных территорий в Сирии и Ираке, похищений и шантажа. Поступления от рэкета, грабежей и похищений очень легко установить и объяснить. В истории существует множество примеров армий, которые кормились с населения занятых территорий. Все это, к сожалению, довольно обычное дело. Подобное было еще на заре времен.

В то же время нефтяные доходы и пожертвования из стран Персидского залива представляют собой огромную геополитическую проблему. Разумеется, Исламское государство захватило регионы с большим количеством нефтедобывающего оборудования, однако трудно представить себе, что ему удается реализовать эту нефть. Оно может продать ее только компаниям и посредникам, которые транспортируют ее для дальнейшей очистки и переработки для западных стран. Такая контрабанда может осуществляться лишь по уже имеющимся каналам.

Не меньшую проблему представляют и пожертвования из Персидского залива, которые в общей сложности составляют около миллиарда долларов. Как тут понять, что тут принадлежит государству, а что — членам правящих династий?

В любом случае, озвученные ИГ цифры выглядят правдоподобными и поднимают вопросы, которыми должны будут заняться разведслужбы.

Если эти цифры верны, то зачем ИГ, тайной и террористической организации, их обнародовать? Чтобы привлечь новое финансирование или начать работу в международной финансовой сфере?

Если цифры верны, они означают пассивное потворство государств Персидского залива и контрабанду нефти, которая опять-таки требует международных сообщников, причем не последнего уровня. Если цифры верны, они говорят о существовании на Западе банковских структур, которые не чураются таких денег. Ведь лидеры организации не могут просто прятать их в дюнах сирийской пустыни.

Наконец, если цифры верны, они свидетельствуют о мощи ИГ и регулярности его финансирования, чем не могла похвастаться «Аль-Каида». Короче говоря, если цифры верны, они создают целый ворох вопросов и причин для беспокойства.

Жан-Марк Сильвестр — специалист по экономике на TF1, LCI и i>TÉLÉ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.