В пятницу федеральная прокуратура Нью-Йорка выдвинула против Евгения Бурякова, Игоря Спорышева и Виктора Подобного обвинение в шпионаже в пользу России. Арестованный в понедельник в Бронксе Буряков якобы представлялся сотрудником российского банка, а сам работал на разведслужбу СВР. Согласно заявлению на 26 страницах, которое было обнародовано в понедельник, у Бурякова было немало оснований для выбора такого прикрытия: он интересовался высокоскоростными торгами на Уолл-стрит, автоматизированными торговыми алгоритмами и «дестабилизацией рынков».

Это вполне реальная угроза. Как я сообщал в 2013 году, после краха Lehman Brothers рынки стали работать гораздо быстрее. При помощи автоматизированных торговых алгоритмов финансовые продукты можно продавать и покупать в мгновение ока. Рынки развиваются слишком быстро, и регуляторы не успевают за ними следить. 1 августа 2012 года неисправная компьютерная программа работала в Knight Capital в течение 45 минут, прежде чем ее удалось остановить. К концу дня компания обанкротилась. И это «только цветочки», утверждает профессор права Мэрилендского университета Майкл Гринберг (Michael Greenberger), ранее работавший в Комиссии по срочной биржевой торговле. Особую тревогу вызывает то, что торговые алгоритмы провоцируют «серию каскадных сбоев», предупреждает Билл Блэк (Bill Black), ранее тоже работавший регулятором. «Если несколько подобных событий произойдут одновременно, начнут разваливаться финансовые институты, причем даже очень крупные».

Возможно ли, что русские шпионы пытаются выяснить, как можно специально вызвать такой хаос? В обвинении не говорится, пытались ли предполагаемые шпионы узнать, как можно дестабилизировать американские рынки, и беспокоились ли они по поводу возможной дестабилизации российских рынков. «Однако страхи перед алгоритмическим терроризмом, когда хорошо финансируемый преступник или террористическая организация могут вызвать крупный кризис на рынке, являются обоснованными, — писал в 2011 году специалист в области теории вычислительных машин и систем Джон Бэйтс (John Bates), который в начале 2000-х годов создал программное обеспечение, легшее в основу сложных торговых алгоритмов. — Такого рода сценарий может стать причиной хаоса всей цивилизации и принести выгоду плохим парням, из-за чего его необходимо считать вопросом национальной безопасности».

Как сообщается в официальном обвинении, ФБР узнало об интересе предполагаемых шпионов к дестабилизации рынка из перехвата в мае 2013 года телефонного разговора между Буряковым и Спорышевым, работавшим в российском торговом представительстве. Как говорится в обвинении, Спорышев отвечал за передачу Бурякову заданий московского Центра, а Подобный занимался «анализом собранных Буряковым разведданных и их передачей в Россию». (Обладающие дипломатической неприкосновенностью Спорышев и Подобный не были арестованы и покинули страну.) Обычно Буряков и Спорышев встречались с глазу на глаз, однако в тот день у них не было на это времени. Спорышев позвонил Бурякову и спросил его, какие полезные для российской разведки вопросы неназванная российская медийная организация могла бы задать официальным представителям Нью-Йоркской фондовой биржи. Буряков якобы сказал, что можно задать вопросы о высокоскоростных и автоматизированных торговых системах.

Как говорится в обвинении, Буряков особенно интересовался торгуемыми на бирже фондами (ETF), которые представляют собой пакеты финансовых продуктов, покупаемые и продаваемые подобно акциям. Многие американцы могут предположить, что русских интересовала дестабилизация американских рынков, но «на деле все могло быть как раз наоборот, и их могло беспокоить то, что это мы готовимся нанести по ним удар», говорит Эрик Хансейдер (Eric Hunsader) руководящий фирмой рыночной информации Nanex, которая следит за высокоскоростными торгами. 23 апреля 2014 года его компания отметила весьма необычное торговое движение в трех ETF, базирующихся на российских фондовых индексах — RSX, RUSL и RUSS. «Было очевидно, что здесь какая-то манипуляция, — говорит Хансейдер. — Обычно такой активности не наблюдается... Может быть, их встревожило то, что мы можем обмануть их с этими фондами».

Но существует и другое опасение. Если изучением алгоритмов, высокоскоростных торгов и дестабилизацией финансовых рынков интересуются иностранные разведслужбы, то негосударственные актеры вряд ли намного отстают от них.

Вот соответствующая выдержка из официального обвинения:

Об интересе Бурякова к алгоритмам и высокоскоростным торгам (стр.15)

40. Спустя примерно 20 минут обвиняемый Игорь Спорышев позвонил Евгению Бурякову (он же Женя), и между ними состоялся следующий разговор, перехваченный ФБР:


ЕБ: Ну, я подумал об этом. Не знаю, получится ли у вас, но вы можете спросить про ETF — фонды.

ИС: Да, понял.

ЕБ: Как они используются, механизмы использования для дестабилизации рынков.

ИС: Механизмы — использования — для — стабилизации — рынков в современных условиях.

ЕБ: Для дестабилизации.

ИС: Ага.

ЕБ: Затем их можно спросить, что они думают об ограничении использования торговых роботов. Можно также спросить о потенциальном интересе участников биржи к продуктам, связанным с Российской Федерацией.