Лондон — «Это было названо одним из самых опасных патолого-анатомических вскрытий, когда-либо предпринятых на Западе, и я думаю, что, вероятнее всего, это действительно так».

С таким заявлением выступил судмедэксперт Натаниэл Кэри (Nathaniel Cary) в среду, 28 января, на второй день слушаний по делу об убийстве российского диссидента Александра Литвиненко, которое произошло в 2006 году. Эти слушания, проходящие в Королевском суде Лондона, призваны помочь разобраться в обстоятельствах, при которых Литвиненко был отравлен радиоактивным полонием-210 — крайне необычным ядом, благодаря которому убийство российского диссидента не сходит со страниц таблоидов вот уже почти 10 лет.

Некоторые аспекты этого дела несут на себе отчетливый шпионский налет. В среду, 28 января, когда показания относительно радиоактивного полония давал некий «Ученый A1», курирующий британские ядерные силы сдерживания, журналистов препроводили в помещение, откуда этого свидетеля было слышно, но не видно.

Подробности дела часто становятся гораздо более прозаичными, если они не сбивают с толку обывателей. Сверхсекретный «Ученый A1» пришел сообщить суду, что «один грамм полония-210 излучает один-шесть-шесть, ноль-ноль-ноль, ноль-ноль-ноль, ноль-ноль-ноль, ноль-ноль-ноль альфа-частиц в секунду…»

«Давайте остановимся прямо здесь, — раздраженно прервал его адвокат, непреднамеренно вызвав смех в зале суда и в помещении для прессы. — Возможно, я ошибаюсь, это 166 квадриллионов в секунду?»

«Да, все верно», — ответил Ученый А1.

Подобные детали очень важны для понимания дела. Эти альфа-частицы разрушили организм Литвиненко изнутри после того, как 1 ноября 2006 года он выпил чай, приправленный полонием-210.

Литвиненко встретился в роскошном лондонском отеле с бывшим сотрудником ФСБ и с российским бизнесменом. В тот же день у Литвиненко начались рвота и диарея. Скоро у него выпали волосы, губы стали тонкими, а на лице появились морщины.

Спустя многие годы верной службы в ФСБ и КГБ в 1998 году Литвиненко и его коллеги по ФСБ провели пресс-конференцию, в ходе которой они заявили, что «органы ФСБ стали использоваться отдельными должностными лицами… в своих частных целях: для сведения счетов с неугодными лицами, для выполнения частных, политических, криминальных заказов за определенную плату». Так инсайдер разоблачил неприглядные механизмы нового мафиозного государства, которое пришло на смену коммунистическому режиму.

Реакция ФСБ не заставила себя ждать. Литвиненко уволили из ФСБ и обвинили в «превышении служебных полномочий». После того как он провел в тюрьме семь месяцев, это обвинение было с него снято, но вскоре его снова задержали. Его телефон прослушивался. Как сказала мне жена Литвиненко Марина, прокуратура пообещала выдвигать против него одно сфабрикованное обвинение за другим.

В 2000 году семья Литвиненко уехала в Великобританию, где он продолжил свою деятельность активиста и, по словам вдовы, начал сотрудничать с британской секретной службой MI-6. В 2002 году он опубликовал книгу, в которой высказал предположение о том, что именно Владимир Путин организовал серию терактов в Москве в 1999 году и обвинил в этом чеченских боевиков, чтобы взойти на кремлевский трон. Спустя четыре года российские депутаты приняли закон, разрешающий преследовать врагов государства за границей.

Спустя три недели после рокового чаепития в лондонском отеле Литвиненко скончался. Тем не менее, по словам свидетелей, выступавших на слушаниях в среду, врачи, лечившие его, так и не смогли определить причину его болезни. Токсиколог Джон Генри (John Henry) был единственным экспертом, который предположил, что виной всему может быть отравление радиоактивным изотопом — это стало доказательством искушенности и опыта убийц, а также их решительных намерений скрыть свое преступление. (Генри умер в 2007 году.)

Доктор Кэри описал ужас смерти от отравления полонием. «Он проникает в тело, — сказал он, — он распространяется по всему телу, и все клетки, попадающиеся на его пути, подвергаются губительному воздействию альфа-лучей». Вскоре после того, как Литвиненко выпил отравленный чай, его тело перестало вырабатывать белые кровяные тельца, отвечающие за борьбу с инфекциями и восстановление повреждений тканей. В конце концов, у него отказали все органы.

К счастью, другие посетители бара, в котором Литвиненко выпил отравленный чай, не пострадали. Позже следователи находили следы полония-210 по всему маршруту, которым убийцы возвращались из Лондона в Россию. Подозреваемые Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун не присутствовали на слушаниях в среду и не будут принимать участия в этом деле, рассмотрение которого продлится девять недель.

После проведения расследования с участием сотни офицеров британской полиции и сотни детективов британская прокуратура в 2007 году заочно предъявила обвинения в убийстве Андрею Луговому. Луговой и Ковтун неоднократно отвергали обвинения, Москва отказалась их экстрадировать. По словам Лугового, который теперь является депутатом Государственной Думы, расследование по делу Литвиненко его совершенно не волнует.

Независимое расследование — это попытка организовать всеобъемлющее обнародование фактов, которое в обычных обстоятельствах состоялось бы на процессе по уголовному делу, если бы ответчики были доступны для того, чтобы участвовать в таковом. Это расследование будет преимущественно символическим, хотя оно призвано стать беспристрастным. Оно также поможет поставить точку в этом деле Марине Литвиненко, которая уже долгое время пытается добиться справедливости ради своего покойного мужа.

Однако даже это символическое расследование реалий путинской России было отсрочено по требованию британского политического класса, который очень не хотел сердить Путина. В 2013 году министр внутренних дел Тереза Мей (Theresa May) написала в своем обращении к суду, что «международные отношения» — эвфемизм, используемый для обозначения отношений с Москвой — «стали одним из факторов, влияющих на решения правительства».

Теперь, после аннексии Крыма, наступления на Восточную Украину и крушения самолета Малазийских авиалиний ситуация изменилась. Если все пойдет по плану, результатом слушаний станет полный публичный отчет о деле Литвиненко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.