В девяностые годы мысль о том, что на Востоке появятся СМИ, которые смогут конкурировать с BBC и CNN, можно было озвучить только в сумасшедшем доме. Настолько тяжелым было поражение социалистического Востока.

Четверть века спустя Der Spiegel, ведущий политический журнал в мире, констатировал, что «российский президент Путин создал анти-CNN для западных зрителей», что «в Вашингтоне число людей, смотрящих эту российскую передачу, в 13 раз превышает число зрителей «Немецкой волны», что «два миллиона британцев регулярно смотрят этот кремлевский канал», что «его интернет-страница успешнее всех конкурентов» и что «в июне 2013 года Russia Today поставил рекорд на Youtube, став первым ТВ с миллиардом просмотренных сюжетов».

К этой войне «против англосаксонской монополии» присоединился и Ларри Кинг. Он четверть века был лицом CNN, а затем, как написали The Times, «самый известный автор интервью перебежал к русским». Обратите внимание на глагол, определенно отсылающий к дезертирству эпохи холодной войны, что, к слову, в основном происходило со шпионами.

Те, кто нынешние напряженные отношения Востока и Запада сравнивают с холодной войной, конечно, пробуждают яркие ассоциации у аудитории, но по сути — ошибаются. Холодная война была конфликтом двух блоков в боевой стойке, слышно было, как бряцает оружие, но в целом это было частью фольклора об установившихся между сверхдержавами отношениях. Сейчас бряцание гораздо опаснее. Оно слабее контролируется, потому что у игроков нет ясного понимания игровой ситуации. Идет процесс распада Pax Americana, заканчивается эпоха однополярности в международных отношениях. А когда Империя идет к упадку и теряет контроль над рычагами власти, тут уже не до рутинных действий. Шаги становятся все более лихорадочными, все менее выверенными и все менее предсказуемыми. Russia Today, теперь просто RT, — символ первого масштабного бунта в сфере глобальной информационной манипуляции.

В пропагандистской медийной модели «свободные» и «независимые» СМИ — это уже просто факт истории. Продукты СМИ превращаются в товар и оформляются для выполнения целей рынка, а не для нужд граждан. Граждане же являются предметом постоянной пропагандисткой обработки. «Свобода СМИ» идет в ход только в качестве шантажа, когда европейский дипломат едет в страну «колониальной демократии», становится там местным князьком и начинает вводить «либеральные правила». Эти князьки ничего не собираются делать для становления демократического общества в государствах с ограниченным суверенитетом: это просто воспитательное давление, чтобы какое-нибудь издание не «впало в ересь» и не начало фантазировать, что в начале третьего тысячелетия есть еще какая-то правда, кроме имперской. Гражданам нашей страны это хорошо знакомо по эпохе бомбардировок. Тогда действовала простая модель: поскольку мир может смотреть только выпуски новостей CNN и BBC, а также репортажи с брифингов НАТО, понятно, что Запад пытается всю вину переложить на Югославию.

Главная задача западных СМИ — информировать исключительно о позиции своих правительств. «Альтернатива на глобальном информационном рынке» — это звучит, как возможность для узника Гуантанамо выбирать, какую музыку включат ему невидимые охранники, пока он совершает свою традиционную прогулку по кругу. Говорить в таких условиях о свободе журналиста или общественном интересе — цинично и бессмысленно. А без учета общественных интересов, да еще и с работающей пропагандистской машиной, демократия — это мутная лужа, где плавают рыбы семейства слепоглазковых, которых в официальных документах все еще называют гражданами.

Russia Today — новое «оружие в войне картинок»

Путин запустил RT, чтобы (как верно отмечает Der Spiegel) создать «оружие в войне картинок», а «старые вояки» никак не понимают, что их роль все разгадали, и что все меньше остается тех, кто верит в добрые намерения по защите прав человека или заботу о стабильной системе безопасности. Когда в начале ноября 2014 года RT запустил британский новостной канал, отреагировал местный медиарегулятор Ofcom, а статья по этому поводу, опубликованная на сайте Guardian, собрала около 600 комментариев. Сколько людей — столько мнений, но все же доминирующим было ощущение, что бесповоротно поставлена под угрозу монополия западного взгляда на мир, причем их же средствами.

Претензии в комментариях выдвигались разного характера: что русские никогда бы не допустили подобного в своей стране, что деньги на RT дает государство. Масштабные походы западных компаний с целью скупки СМИ восточной Европы, отправка «замполитов» в местные СМИ, навязывание источников информации — все это в мгновение ока забылось, и, кстати, как там звать основателей BBC или Al Jazeera? Нет, ну что вы. ... Наша страна — хорошая страна. Иностранное государство — вот оно тоталитарное. И чего здесь сомневаться?

Между вестернизацией и балансом общественного мнения

В октябре 2014 года белградская «Политика» писала о том, что агентство «Россия сегодня» открывает представительства в 29 государствах, в том числе и в Сербии. Издание отмечает: «Россия при Владимире Путине доказывает, что все-таки выучила медиаурок США, которые десятилетиями тратят миллионы долларов на пропаганду на местных языках для того, чтобы представить свое видение мировых событий — и чаще всего успешно».

«Россия сегодня» — это международное новостное агентство (в которое инкорпорированы РИА Новости и радио «Голос России»). На английском это Russia Today, но — формально — его не надо смешивать с телеканалом Russia Today, с 2009 года называющимся RT в результате, если говорить «по-сиэненовски», ребрендинга. В действительности же эти две организации очень далеки друг от друга, хотя возглавляет их один и тот же человек — 34-летняя Маргарита Симоньян, которая до создания «России сегодня» была только главредом RT.

В те октябрьские дни, когда в Лондоне уже началось вещание телеканала RT UK, Маргарита Симоньян заявила: «Это всегда было целью RT — дать возможность зрителям взглянуть на мир с другой перспективы, показать ту сторону истории, которую не увидишь в мейнстримовых СМИ. Сейчас, с отдельным британским каналом, мы можем послужить интересам британской общественности, продвигая новые подходы к обсуждению специфических британских тем» (The Guradian, 28.10.14).

Если бы Запад десятилетиями не приучал нас, что «иностранное» может быть «нашим» и может «служить нашим интересам», эти слова звучали бы как цинизм и провокация. А так они вполне функциональны, поменяйте имя заявившего, и читатель вообще не удивится, если узнает, что это сказал главред BBC. В «эпоху пропаганды» «России сегодня», как и RT, — это естественные явления. Вместе с тем, Запад никак не планировал, что мир перевернется с ног на голову, и им будет кто-то объяснять, что есть нормально, а что — нет.

В 1999 году, когда бомбили Югославию, Юрген Хабермас в известном тексте «Зверство и гуманность» писал: «Но что скажем мы, когда через некоторое время военный союз какого-нибудь другого региона — например Азии — начнет вооруженным путем проводить политику прав человека, которая основывается на их собственной интерпретации международного права или хартии ООН?»

Уберите прилагательное «военный» и вместо «вооруженным путем» поставьте «путем пропаганды», и вы получите достаточно точное объяснение того, чего достигли «Россия сегодня» и RT. Для крайне вестернизированных общественных сознаний (например, сербского), приход «России сегодня» и RT станет глотком свежего воздуха. В каком смысле? Новый источник предложит новое содержание, причем критически относящееся к тому, что уже десятилетиями засоряет наш здоровый разум. Это определенно понравится многим. Потому что раз уж мы живем в эпоху, когда Правда не является целью распространения информации, то мы хоть послушаем и ее «обратную сторону».

Можно ожидать определенной сбалансированности сербского общественного мнения. Поскольку отношение Запада к Сербии и сербам было крайне негативным и недружественным. Можно сказать, что потоки негативной пропаганды были непропорциональны размерам нашей страны и, честно говоря, ее роли в мире. Усилия элит Сербии по раскраске в радужные цвета недружественных заявлений и открытых угроз хороши для сиюминутных политических целей, но — потому что все сказанное и написанное останется и будущим поколениям — наказание НАТО без реального преступления Югославии едва ли может быть забыто.

Можно вспомнить детали той информационной кампании, которая велась против сербов в 90-е годы. Так, The New York Times писала: «Каждую неделю мы будем разрушать вашу страну, возвращая ее в прошлое. Хотите в 1950? Пожалуйста! Хотите в 1389? (дата Косовской битвы — прим. переводчика) Вернем вас в 1389!». А Билл Клинтон, говоря о сербах, отмечал и их вину в том, что разгорелась Первая мировая, и даже вспоминал Холокост.

Информационное агентство «Россия сегодня» вряд ли будет настолько преувеличивать нашу роль в истории XX века. То есть не факт, что мы нынешней России нужны будем в таком качестве в глобальной войне пропаганды. Пока не факт. Наоборот, мы благодаря редким российским источникам сейчас имеем четкое представление об отношении Запада к сербским жертвам в гражданской войне 90-х. В определенный период наши СМИ очень внимательно занимались этой темой, но сейчас это уже «неполиткорректно»: из-за «лидерства в регионе», «Брюссельского соглашения» (с властями независимого Косово — прим. ред.), неясного политического проекта с ЕС, из-за давления на Белград по поводу его позиции по украинскому кризису.

Конец американского мессианизма

Роль Al Jazeera, которую часто называют одним из ведущих игроков информационного рынка, — абсолютно другая. В появлении этого канала нет ничего революционного. Поскольку арабо-катарский вещатель — одного информационно-пропагандистского поля ягода с BBC и CNN. Его владелец — из касты богачей, которые держат деньги за океаном, и в политических и прочих конфликтах стоят в западной и американской фаланге.

У RT — совершенно другая позиция. От западных же средств манипуляции взяты разработанные методы, жанры журналистики и эффективная организация. И она открывает дорогу вещателям из других влиятельных стран, например, из Китая.

Человека, придерживающегося демократических принципов, рост числа инструментов пропаганды радовать не может. Но однополярный пропагандистский тоталитаризм — это все же хуже, чем пропагандистский плюрализм, пусть это второе определение и содержит в себе парадокс. Это плохо, что Правда ни для кого не является приоритетом в СМИ, но есть определенный прогресс в том, что монополия Лжи - уже под угрозой. Небольшие общественные мнения, вроде сербского, избавятся от последних иллюзий.

Что может быть логичнее в современном мире, чем тот факт, что президент России, поднимающейся страны, 9 декабря 2013 подписал указ о создании международного информационного агентства, объединившего РИА Новости и Голос России, плюс RT, а возглавил организацию известный тележурналист Дмитрий Киселев? Он для Запада — «спорная неоднозначная фигура» из-за своих комментариев о заговорах Запада против России и мнения о систематической поддержке гомосексуального движения западными центрами силы.

Но это шаг, который ясно показывает степень решимости и направление, в котором будет развиваться стратегический отпор «восходящих» стран. И указывает на тактические наборы ценностей, которыми они будут руководствоваться. Страны БРИКС уже заявили, что однополярный тоталитаризм, сколько ни прикрывай его пелеринами, после падения Берлинской стены стал невыносим. Сопротивление великих народов, сильных стран и самобытных культур началось тихо — и было в тени оглушающего информационного шума с Запада. Но превращается в активную оборону.

В конце концов, мятежный мир это понимает (это сформулировал русский интеллектуал и режиссер Никита Михалков) как сопротивление мессианству, которым одержимы американцы, и при котором все люди, «не такие, как они», попадали бы в категорию людей «второго сорта».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.