Тот, кто хочет в течение долгого времени контролировать завоеванную территорию, может либо договориться с местными элитами, или их уничтожить. Подобная альтернатива стара, как и сама война. Находящиеся под влиянием идеологий диктатуры, как правило, используют второй вариант.

Как национал-социалистическая Германия, так и сталинский Советский Союз находились под влиянием замкнутого мировоззрения — и, соответственно, во многом они вели себя похожим образом. Например, во время оккупации Польши после двойной военной операции в 1939 году.

С того момента как генерал Гейнц Гудериан (Heinz Guderian) и его коллега Семен Кривошеин из Красной Армии 22 сентября 1939 года вместе принимали парад победителей в Брест-Литовске, стало ясно: Польша после этого будет находиться под властью различных, но в равной мере безжалостных оккупационных режимов.

На немецкой стороне подразделения СС уже с июля 1939 года начали свою работу. Чтобы «обезопасить» для себя «тыловой фронтовой район», были образованы боевые отряды из представителей полиции безопасности и Службы безопасности (SD). Каждая армия вермахта сопровождалась подобным подразделением, в задачу которого входила «борьба против всех враждебных по отношению к рейху и немцам элементов в тылу у воюющей армии».

Решение проблемы — выстрел в затылок

Кроме того, сотрудники гестапо уже в мае 1939 года составили список из более 60 тысяч поляков, подлежавших аресту после оккупации. Речь шла преимущественно о представителях буржуазной элиты.

Во время боев вермахта с польской армией, а также в течение нескольких недель после ее капитуляции боевые отряды в составе 3 тысяч человек вместе с другими подразделениями полиции и армии провели, по меньшей мере, 712 расстрелов, в результате которых были убиты от 16 тысяч до 20 тысяч поляков. К весне 1940 года количество жертв увеличилось и составило, по разным оценкам, от 60 тысяч до 80 тысяч. Нельзя точно установить, сколько человек погибло в то время, поскольку случаи насильственной смерти поляков по время немецкой оккупации не фиксировались.

В то же время в восточной части Польши — треть территории страны — советская секретная служба НКВД установила режим террора. Уже в сентябре 1939 года начались массовые аресты, прежде всего из числа «классовых врагов и врагов народа», то есть потенциально это были все представители буржуазного общества.

К 1941 году более 100 тысяч человек в восточной части Польши были депортированы, и около 40 тысяч поляков оказались в трудовых лагерях ГУЛАГа в Сибири. По крайней мере 8 тысяч погибли к весне 1940 года в тюрьмах западной Украины и Белоруссии, а еще 10 тысяч человек были ликвидированы год спустя, когда вермахт напал на Советский Союз, и НКВД вынуждено было перевозить своих заключенных, но для этого якобы не было необходимого транспорта. Решением проблемы был выстрел в затылок.

Боевые отряды и НКВД

Однако самым известным случаем массового убийства, совершенного НКВД, стало систематическое истребление от 15 тысяч до 24 тысяч польских офицеров, сдавшихся в плен Красной Армии. Точное их количество не установлено, поскольку не ясно, какие именно жертвы следует отнести к печально известному преступлению, получившему общее название «Катынь».

Цель подобных действий была однозначной: офицеры, как солдаты регулярной армии, так и многочисленные резервисты представляли  высшее сословие польского общества. Те люди, которые без разбора их убивали, ослабляли тем самым способность Польши к сопротивлению будущему правлению — например, правлению польских коммунистов, которые подчинялись бы Москве.  

Аналогичные цели преследовали немецкие боевые отряды в западной части Польши. Так, например, в ноябре 1939 года были арестованы почти 200 профессоров и ассистентов Краковского университета — для этого их пригласили на доклад, присутствие на котором было обязательным. Большая их часть оказалась после этого в тюрьме или в концентрационном лагере, и многие погибли.

После создания гражданского управления в оккупированной Польше — в присоединенных к Германии так называемых Вартегау и Генерал-губернаторстве, то есть в бывшей центральной Польше, — ситуация стала еще хуже. По крайней мере один высокопоставленный генерал вермахта Йоханнес Бласковиц (Johannes Blaskowitz) выступил против жестокости нацистских угнетателей, но он был смещен со своей должности.

В управляемой сталинистами восточной части Польши не известны факты, даже отдаленно сопоставимые с таким сопротивлением. Конечно, «Большой террор» в конце 1930-х годов наглядно показал советским функционерам и офицерам, что даже самое незначительное отклонение от курса ведет непосредственно к смерти.

Принудительные работы в районе Полярного круга

В оккупированной немцами западной части Польши сразу же после оккупации начали проводиться радикальные меры. Здесь сначала была введена унизительная процедуры ношения еврейской звезды — это произошло уже в ноябре 1939 года. Одновременно проводилась концентрация евреев в гетто: тем самым создавались предпосылки для последующей депортации в лагеря смерти, которая, впрочем, в 1939 году еще не планировалась.

Но и в восточной части Польши евреи преследовались как «ненадежные». Оценки крайне неопределенные: от 100 тысяч до 300 тысяч польских евреев до июня 1941 года были перевезены в Советский Союз. Несколько тысяч из них, в первую очередь польские коммунисты, поехали туда добровольно, но большинство из них были отправлены в принудительнос порядке и оказались в ГУЛАГе. 26-летний Менахем Бегин (Menachem Begin), ставший впоследствии израильским премьер-министром, сбежал от наступавших немцев на восток Польши, но там был арестован НКВД и «как агент британского империализма» приговорен к восьми годам принудительных работ в Воркуте в районе Полярного круга.

Насильственные действия немецких оккупантов на западе Польши и советских властей на востоке Польши в период с 1939 года по 1941 год различались в деталях, но не принципиально. Правда, Холокосту, осуществленному нацистами, убийству миллионов европейских евреев прежде всего на оккупированной польской земле в период между 1941 и 1944 годом, с советской стороны не существовало никакого соответствия. Но причиной этого, конечно же, не была «человечность» Сталина.

У московского диктатора была лишь одна цель: уничтожить старую Польшу для того, чтобы установить в ней подконтрольный СССР коммунистический режим. Речь шла об откровенном и жестоком господстве. И в этом он не отличался от Адольфа Гитлера.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.