Мы живем в странные времена: демонической партии удается без каких-либо альянсов и союзов набрать почти половину голосов в «маленькой Франции», как окрестил ее новый депутат четвертый избирательный округ Дубса. Зло чуть не восторжествовало над Добром.

Думать, что Нацфронт — воплощение дьявола, и изо всех бороться с его попытками избавиться от этого имиджа — по сути, то же самое, что верить в Бога в политике. Ведь определение высшей силы — весьма деликатный и спорный вопрос. Несмотря на свое чувство юмора, Франсуа Олланд явно не будет претендовать на божественный статус, хотя по иронии его в прошлом приписывал Франсуа Миттерану один юморист, ныне стоящий на стороне Национального фронта.

Бывший депутат этого округа Пьер Московиси на божественную роль тоже не претендует. Бывший министр экономики и нынешний европейский комиссар (этот статус, несомненно, поднимает его выше в небесной иерархии реальной власти) сам признал, что 40-50% его избирателей в тот или иной момент голосовали на НФ. Получается, депутата Добра избрали бывшие или будущие сторонники Зла?

«Партия» не равно «избиратели»

Воскресные выборы должны навсегда положить конец напрасным попыткам вытеснить НФ с демократического поля. Эта нравственная позиция с опорой на самые разные фигуры риторики, в полной мере доказала собственную неэффективность за вот уже три десятка лет.

Самый примитивный ее вариант заключается в тщательном отграничении НФ, то есть партии, с которой необходимо вести непримиримую борьбу во имя священных ценностей, от ее избирателей, чьи страдания, недовольства и страхи непременно нужно понять. По такой логике выходит, что избиратели НФ — ведомые иррациональной злобой идиоты. А нашим мудрым правящим партиям достаточно лишь раскрыть им глаза с помощью столь любимого ими педагогического искусства.

Меньшее, что можно сказать, это то, что такая стратегия полностью провалилась. Все больше и больше избирателей НФ голосуют за партию не из-за протестных настроений, а потому что поддерживают ее идеи насчет иммиграции, безопасности, Европы...

В целом, позиция Бернара Тапи (Bernard Tapie) выглядит более логичной, хотя и дает такие же результаты. Вспоминается, как этот поднявшийся до уровня министра делец (настоящее воплощение высочайших нравственных ценностей Франции!) позволил себе оскорбить весь электорат Ле Пена. «Если Ле Пен мерзавец, то и все голосующие за него тоже мерзавцы», — заявил он в 1992 году.

Тапи остается верным своему мнению и в октябре прошлого года заявил, что избиратели нового НФ «глупы», раз думают о возможности выхода из Европы и возвращения к франку. Как бы то ни было, вряд ли можно считать перспективной политическую стратегию, которая отталкивается от постулата о том, что добрая треть французов страдают избирательным слабоумием.

Необнаружимые республиканские ценности

Сторонники сохранения любой ценой «санитарного кордона» между НФ и остальным политическим классом выдвигают также и более сложный аргумент насчет его спорного отношения к «Республике».

Но и тут все представляется не особенно простым и убедительным. Так, в январе президент страны принял в Елисейском дворце Марин Ле Пен, которая в свою очередь назвала Олланда «более обходительным», чем его предшественник. На пресс-конференции он высказался на этот счет довольно двусмысленно: НФ находится «в Республике», но «не полностью» поддерживает «ценности Рспублики».

Пролегающая тут черта очень тонка, а определение этих самых «республиканских ценностей», которые не уважает НФ, выглядит весьма и весьма проблематичным. Демонстрация Паскаля Рише (Pascal Riché) выглядит излишне тяжеловесно и натянуто: его суждения слишком сильно опираются на его политические взгляды.

Аргументы Фредерика Рувийуа (Frédéric Rouvillois) выглядят куда убедительнее. Этот специалист по конституции и истории идей умело раскрывает сложности с определением республики и ее ценностей. Он рассматривает даже, казалось бы, общепризнанное противопоставление концепции республики и монархии.

По его словам, «в конечном итоге, прилагательное "республиканский" — это всего лишь ярлык», который каждый может навешивать на свои собственные взгляды.

Журналист Кристоф Барбье (Christophe Barbier), у которого обычно есть ответы на все вопросы, недавно отметил, что «в наши дни республиканские ценности неизменно включают в себя неприятие смертной казни, гражданство по праву рождения и поддержку федеративного развития Европы». У этого утверждения есть сразу два недостатка: оно носит исключительно конъюнктурный характер и насквозь пропитано идеологией.

Получается ли, что НФ может и сам претендовать на «республиканство», как это делают его основные руководители? Слегка запутавшийся политолог Тома Геноле (Thomas Guénolé) проводит черту между «выступающим против республиканства» «лепеновским» НФ (то есть партией при Жане-Мари Ле Пене) и «филлиповским» НФ (партией под влиянием Флориана Филиппо), которая придерживается уже иных позиций.

Если идти за его логикой, НФ стал по большей части республиканской партией. Но все еще все равно очень запутано. Геноле полагает, что кандидат от НФ на выборах в Дубсе Софи Монтель (Sophie Montel) относится к «лепеновцам» в связи с озвученным ею в 1996 году заявлении об «очевидном неравенстве рас». В то же время в одном журналистском расследовании говорится, что сегодня она «поддерживает национал-государственную линию Флориана Филиппо (Florian Philippot)».

Политическая и культурная борьба

Пришла пора смириться с мыслью, что политическая борьба против НФ не может сводиться к построению хрупких и надуманных идеологических препятствий. Знаменитая речь кандидата Саркози в Гренобле (в ней он намеренно обрушился с критикой на цыган) выглядит куда более несовместимой с «республиканскими ценностями», чем большая часть заявлений Марин Ле Пен.

Призыв Алена Жюппе голосовать за кандидата от Соцпартии в Дубсе свидетельствует о потенциально более эффективном подходе. Бывший премьер говорил о нравственных ценностях, но положил в основу необходимость бороться с идеологией и экономическими предложениями НФ. Неудивительно, что один из символов республиканских правых либерального и европейского толка стремится скрестить мечи с лепенизмом.

Левым тоже по силам подобрать правильные слова для противодействия НФ. Однако раньше времени праздновать победу точно не стоит. Что думать избирателю, когда Манюэль Вальс сначала говорит о «территориальном, социальном и этническом апартеиде» в нашей стране, а несколько дней спустя Жан-Кристоф Камбадели (Jean-Christophe Cambadélis) утверждает, что «политический проект НФ — это апартеид»?

Но даже если отложить в сторону эти откровенно неудачные высказывания, пока еще непонятно, как левые намереваются эффективно противостоять НФ и предлагать иные представления общества, не отрицая реалий существующих проблем. В любом случае, сделать это будет намного сложнее, чем механически рассуждать о тех или иных нравственных принципах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.