После терактов джихадистов все западные страны вступили в дискуссию о том, каким образом можно защитить их общества от видеороликов, авторы которых призывают хранить верность джихадистской идеологии, вступать в ряды джихадистов или совершать одиночные теракты. По иронии англоязычный журнал «Аль-Каиды» носит название Inspire («вдохновлять»), и в нем уже публиковались инструкции по организации терактов, сходных с теми, которые произошли во время Бостонского марафона.

Некоторые эксперты считают, что основной метод борьбы — это текущая военная кампания, направленная на уничтожение источника этого вдохновения, если такое вообще возможно. Однако большинство придерживается мнения, что наше военное вмешательство только еще сильнее раздует пламя отчуждения и радикализации, эффективная борьба с которым заключается в том, чтобы помочь государствам установить более совершенную систему управления.

На Западе некоторые эксперты говорили о жизнестойкости нашего общества, которая сильнее эффекта любой пропаганды, направленной на маргинализированные меньшинства. Между тем, большинство все-таки придерживается мнения о том, что безопасность можно обеспечить лишь посредством усиления полиции и служб безопасности, ограничений на свободу слова и наблюдения за контентом социальных сетей. 

Нам не показали полную версию видеоролика с жестокой казнью иорданского пилота — и правильно сделали. Все это ужасно, но этот ролик до сих пор есть в сети, и все, кому интересно, могут его найти. Боевики Исламского государства выдвигают подробные аргументы, чтобы оправдать этот ужас. Чего здесь не хватает, так это ответа на эти аргументы.

Независимо от того, какой способ борьбы с Исламским государством наши граждане считают наиболее эффективным — военная кампания против Исламского государства, совершенствование системы правительства или наша реакция у себя на родине — через все эти точки зрения красной нитью проходит идея о необходимости начать воспитательно-просветительскую кампанию. Практически все политики, комментаторы, эксперты и социальные обозреватели уже не раз говорили о необходимости такой кампании.

Недавно Франция начала масштабную и энергичную просветительскую кампанию, направленную против пропаганды Исламского государства. Ее наиболее заметным проявлением стал видеоролик, подготовленный по заказу правительства страны и направленный на то, чтобы разубедить молодых французов вступать в ряды исламистских боевиков на Ближнем Востоке. В этом ролике опровергаются аргументы пропаганды Исламского государства и рассеиваются мифы, окружающие его идеологию. Авторы этого ролика также призывают помогать в обнаружении тревожных признаков радикализации, обращая пристальное внимание на своих братьев, сестер, друзей и членов семьи.

Если начнутся дискуссии о методах борьбы с терроризмом, то главными их пунктами, скорее всего, станут вопросы о том, должно ли правительство вмешиваться в борьбу с пропагандой джихадистов и должно ли общество стать источником просветительской кампании, направленной на борьбу с радикализацией. Но если мы начнем копаться в таких мелочах, мы рискуем упустить из виду тот факт, что в рамках свободного либерально-демократического государства правительство, как правило, является выразителем воли общества.

Кампании за равенство и против расизма обрели свою форму в период похода Сельма, но они получили мощный толчок тогда, когда правительство продолжило следовать к этим целям посредством законов, конкретных шагов и, да, образовательных кампаний.

В какой-то момент главным источником таких кампаний становится правительство. И это не пропаганда, это попытка донести до людей правду. Мы же не возражаем против кампаний, направленных на борьбу с пьянством за рулем или агрессивным поведением, мы не возражаем против расходования денег на празднование знаменательных исторических дат, таких как день создания нашего флага. Порой мы даже жалуемся, если правительство тратит на эти мероприятия недостаточное количество средств. Иначе быть не может.

Основной вопрос заключается в том, почему нам потребовалось так много времени?

Канада должна поаплодировать Франции и последовать ее примеру. В конце концов, большинство считает, что именно это мы и должны сделать. Молодцы, французы, вы действуете, пока остальные только говорят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.