Эрбиль, столица Иракского Курдистана. Если двинуться оттуда на юг, вы попадете на дорогу в Мосул.

Там, посреди зеленых, но голых холмов находится линия фронта, где пешмерга генерала Барзани сражаются с боевиками Исламского государства.

«Нам не хватает всего, — говорит мне этот молодой генерал, стоя рядом со своими людьми в последнем каменном форте на возвышенности у долины Тигра. — Наши солдаты храбры. И опытны. Зачастую это старые пешмерга, которые вернулись на службу после начала этой новой войны...»

Люди расставлены на земляных укреплениях через три метра. В среднем им, наверное, больше 40 лет. А некоторым, как «Майку» (на бивуаке этот курдский еврей рассказывает, что его семья живет на этой земле уже тысячу лет), - уже за 60.

«Наши люди храбры, — продолжает генерал. — Но у них ничего нет. Ни дальнобойного оружия, ни очков ночного видения, ни саперных инструментов. Вот, например, Milan, который нам привезли из Германии...»

Я смотрю на лежащую на насыпи пусковую трубу, с помощью которой, как говорят, удалось отбить два нападения.

«У меня на участке их два. А у семи других командиров, которым, как и мне, нужно удерживать 1000-километровую линию фронта, их едва ли больше».

Он останавливается, чтобы отдать распоряжение 70-летнему бойцу, который пережил газовую атаку Саддама Хусейна 20 лет тому назад и по-прежнему остается одним из лучших стрелков роты.

«Противостоящий нам враг вооружен до зубов, — продолжает он. — Он заполучил арсеналы иракской армии после того, как прошлым летом та бежала из Мосула. Но у нас по большей части есть только стрелковое оружие и пулеметы. Куда смотрит Запад? Чего ждут наши друзья? Мы сражаемся за них, а они нам почти ничем не помогают».

Знали бы вы, сколько раз мне приходилось выслушивать подобные речи...

«Наша борьба — это ваша борьба. Защищая нашу страну, вы защитите и свою». Разве это не настоящая классика всех повстанческих и освободительных войн, о которых я говорю вот уже 40 лет?

Разумеется.

Только в нынешнем случае существует одно отличие. Или, скорее, два.

Прежде всего, сейчас такое заявление звучит оправданно как никогда. Это самая что ни на есть истинная правда. Заказчики расправы над редакцией Charlie Hebdo, стрельбы в Брюсселе и Hyper Cacher, вдохновители терактов в Копенгагене и казни коптов в Ливии — все они встречают тут отпор. И именно здесь можно заложить начало их конца. Разумеется, при наличии необходимых средств.

Кроме того, у нас есть тут союзники, с которыми нас объединяют (в кои-то веки!) не только военные цели, но и ценности. Светское государство... Уважение к женщинам... Политический и религиозный плюрализм... Христиане и езиды сражаются бок о бок с мусульманскими товарищами... Некоторые из арабского меньшинства не боятся признать себя неверующими... Мне вспоминаются афганцы, которые получили оружие для борьбы с СССР и превратились в талибов. Африканские диктаторы, которых мы вооружаем против «Боко харам». Помню, как я просил за повстанцев из Бенгази, понимая, что они в один не самый прекрасный день могут использовать это оружие в плохих целях. Разве не получается, что мы впервые слышим в этом регионе призыв о помощи от людей, которые близки к нам по мировоззрению, восприятию общества и искусству войны? Разве впервые за очень долгое время наши военные интересы не совпадают с интересами защиты наших идеалов?

Запад медлит, чтобы, как обычно, не подлить масла в пламя войны.

НАТО держится вдалеке от курдских друзей, чтобы не вызвать недовольство турецких союзников.

Американская администрация боится, что если пешмерга покончат с ИГИЛ, они повернутся против Багдада и довершат расчленение Ирака.

Неверный расчет.

Я же считаю, что наилучшим решением было бы помочь курдам (а в конечном итоге - помочь нам) победить беспрецедентное варварство палачей Исламского государства. Да, для этого нужно оружие. Альянс без оговорок и задних мыслей. И, быть может, даже широкая конференция в Эрбиле (я говорил о ней с премьер-министром после поездки на фронт), где на стол "выложили" бы все вопросы коллективной безопасности в регионе и мире, которые поднимает усиление этих новых варваров.

Курдистан — это щит.

И в то же время меч.

Точка притяжения для всех сил, которых касается продвижение Исламского государства.

Сердце контрнаступления.

Мозг всего мира, который плохо представляет себе масштабы угрозы.

У курдов есть не только решимость, но и четкое понимание опасности.

Не только отвага, но и способность выработать стратегию, а также применить ее на практике при наличии необходимых средств.

В такой ситуации нам нужно безотлагательно сделать нужные выводы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.