Прежде, чем Запад сформирует политику в отношении Украины, следует сформировать украинскую стратегию. Чтобы достичь наших целей на Украине, сорвав попытки российского ревизионизма и возобновив движение в сторону более безопасного и более демократического мирового порядка, необходимы не просто согласованные действия. Нужен умный план.

Дебаты в США по поводу Украины в эти дни ведутся, в основном, относительно возможных поставок оружия воюющей стране. Ястребы, как обычно, требуют послать оружие и инструкторов как можно скорее, голуби по традиции требуют осторожности и говорят об опасности эскалации напряженности. Но вся дискуссия ошибочна в своей основе. Проблема Запада в отношении России — это не недостаток оружия на Донбассе. Это отсутствие стратегии в отношении Путина и его угрозы не только для Украины, но для всего Европейского союза и, шире, для всего проекта по созданию либерального мирового порядка.

Запад оказался пойман врасплох, потому что недооценил возможности России и готовность российского руководства к совершению зловредных действий, одновременно переоценив свою силу и единство. Отчасти это верно по сей день, мы все еще недооцениваем масштаб ущерба, который Россия может причинить нам. Европейский союз намного более уязвим, чем кажется большинству людей. Проект евро расколол Европу на север и юг, и продолжающийся кризис в зоне евро способен парализовать европейскую политику на годы вперед, а заодно сотрясти сами основы европейского порядка. Большинство членов блока НАТО не выполняют обязательств по военным расходам, и германский политический аппетит к дорогостоящим предприятиям за счет других стран уменьшился.

Разногласия и внутренние противоречия на Западе позволили России, слабеющей державе, переживающей упадок, не имеющей нормального долгосрочного планирования, застать врасплох гораздо более сильные западные страны и бросить вызов построению либерального порядка. Но грубое и уродливое нападение Путина на миролюбивого соседа — это не только проблема, это еще и возможность исторического значения. Будущее России стоит на кону точно так же, как и будущее Украины, и Путин невольно дал Западу второй шанс создать демократическую и процветающую Россию.

Несмотря на свои трудности, Запад намного богаче, намного больше и несоизмеримо сильнее, чем ветхая страна Влада-Захватчика. Путин предложил нам состязание, в котором у нас есть заведомое превосходство. Наша задача сводится не столько к военным ответам на его авантюры на Донбассе, сколько к использованию преимущества для демонстрации тупикового характера пути, выбранного российским президентом. Мы победили Советский Союз не на поле боя. Мы победили, потому что советское руководство осознало невозможность соревноваться с открытым динамичным западным обществом ни в экономической, ни в технологической, ни в военной сфере. Путин, который занимает более слабую позицию и располагает менее целостной системой идей и институтов, вызвал нас на очередной раунд состязания «Снесите эту стену!» (слова, с которыми Рейган обратился к Горбачеву по поводу Берлинской стены). Ответ на его вызов будет гораздо менее опасным состязанием, чем противодействие сталинской империи, но ответить все-таки необходимо.

Наша цель проста и достижима, особенно по сравнению со стандартами «холодной войны». Если объединенный Запад совместными усилиями поможет Украине построить стабильное, процветающее и демократическое общество, тогда Путин не просто потерпит поражение в этой стране. Ему будет очень сложно сохранить свою власть и в самой России.

Направить Украину по курсу Польши непросто, но вовсе не так сложно и не так дорого, как принято считать. По разным причинам Европейский союз и США впали в уныние. Уверенность в себе Евросоюза подорвана катастрофическим кризисом в зоне евро и нарастающими проблемами на Балканах. Греция, Кипр, Болгария, Румыния — эти страны не способствуют возникновению чувства радости у европейских политиков. А у США свои раны: Ирак и Афганистан не способствуют стремлению американцев помогать строить демократию в других государствах.

Многие смотрят на Украину и приходят к безнадежному выводу, что даже без российского вмешательства западные страны мало чем могут помочь. За четверть века, минувшего после 1990 года, все усилия строительства стабильного государства с крепкой экономикой провалились. Пессимисты говорят, что попытка построить государство с помощью иностранных доброхотов всегда обречена на провал. Олигархи, грабящие Украину уже 25 лет подряд, отправят всю западную помощь в Швейцарию и другие мировые финансовые черные дыры, где бессовестные банкиры помогают клептократам и наркобаронам хранить неправедно нажитые богатства.

Пессимисты смотрят на попытки государственного строительства на Украине и вспоминают старую шутку о количестве психологов, необходимом для смены лампочки. Психолог нужен всего один, однако для начала лампочка обязана захотеть меняться.

Все это справедливо, но как раз сегодня лампочка очень хочет перемен. Это новая Украина. Миллионы украинцев, видя путинскую жестокость и ложь, всерьез опасаются попыток восстановления Советского Союза, а им вовсе не хочется туда возвращаться. Поток беженцев из Донецкой и Луганской областей и Крыма, постоянные преступления фашистов и бандитов в восточных регионах возымели серьезный и даже преобразующий эффект на украинское общество.

Руководство новой Украины значительно отличается от лидеров старой. Новое поколение хорошо образованных и подготовленных украинцев, многие из которых имеют западный опыт, готово, хочет и может восстановить свою страну. Украинцы хотят сами построить свое государство. Запад должен помочь сделать то, чего уже желает большинство украинцев — выбрать польский путь вместо путинской дороги.

Хорошая стратегия означает использование своих ресурсов для достижения поставленной цели и получение максимального результата с минимальным риском и тратами. С этой точки зрения, помогая Новой Украине отразить угрозу со стороны России, Запад получает уникальную возможность: мы не только расстроим планы врагов (Путин и его фашистско-мафиозное окружение дало ясно понять, что ненавидит нас и желает нам зла) и поможем украинским друзьям, мы также усилим Запад в целом. Мы сможем преодолеть внутренние проблемы Евросоюза, вдохнем новый смысл в Атлантический Альянс и будем продвигать наши ценности по всему миру.

Стоимость, конечно, не нулевая, но, действуя с умом, эффективная украинская стратегия себя оправдает, и это намного дешевле, чем позволить Путину переделать Россию и Европу по своему усмотрению. Следует помнить о нескольких важных моментах.

Во-первых, как написал Дэн Дрезнер (Dan Drezner) в Washington Post, одна из целей Путина — вбить клин между Европой и США. Мы можем и обязаны дать ему понять, что в этом он не преуспеет. Мы можем сделать и кое-что еще. США утрачивали интерес к Европе еще до путинской агрессии. Будь то из-за разворота в сторону Азии, из-за ведения войны с террористами на Ближнем Востоке или из-за возрождения изоляционистских идей, но американские правые, левые и центристские силы пришли к выводу, что европейские проблемы более не относятся к американским приоритетам. Вторжение России на Украину заставило США снова посмотреть на Европу, и увиденное нам не понравилось. Кризис евро, российская угроза и рост религиозного террора требуют американского вмешательства. Путин и его клика должны понять, что своими глупыми действиями они возродили трансатлантический союз и вернули к жизни ту политику, которая загнала Москву в угол во время холодной войны. Американцы и европейцы, включая новых союзников в лице Польши и прибалтийских республик, должны сообща работать на Украине. Чем прочнее наш альянс, тем более изолированной станет Россия, и тем сильнее будет поражение Путина и его союзников.

Чем возрождение Атлантического Альянса может помочь Украине? Хотя нам не следует отвергать оказание военной помощи, как в виде отправки инструкторов, так и в виде поставок оружия, начинать нужно с другого. Чисто военные меры запятнают западный альянс и в определенной мере сыграют на руку Путину, так как отвечают его сценарию. Наша задача — сохранение союза и переноса сражения на поле, на котором Путин слаб, а Запад очень силен. Не следует делать ничего, что позволило бы Путину думать, будто украинские вооруженные силы никогда не получат оружия с Запада, и, возможно, однажды поставки вооружений сыграют важную роль в западной стратегии в отношении Украины, но сегодня ни оружие, ни дебаты по поводу оружия не относятся к западной политике.

Первой задачей выполнения западной стратегии должна стать финансовая помощь Украине. Кое-что уже делается, например, МВФ, а также некоторые американские и европейские гарантии позволили договориться о выделении 40 миллиардов долларов Украине в течение четырех лет. Это хорошее начало, показывающее, к тому же, что западные институты намного здоровее, чем кое-кому кажется. Вдобавок, украинское новое правительство и гражданское общество понимают, что должны самоотверженно бороться за проведение реформ по требованию МВФ, а не отвергать их. Но сделать нужно еще многое, и следует творчески использовать международные и европейские институты с тем, чтобы преодолеть кризис, охвативший Европу не только из-за проблем зоны евро, но и из-за российских санкций. Следует создать взаимовыгодную систему кредитов и позволить Украине приобретать все необходимое в Европе, тем самым создавая новые рабочие места, но и одновременно предоставить Украине возможность поднять голову. И это скорее объединяет Запад, чем разделяет. Южные европейские страны отчаянно ищут пути стимулирования экономического роста, а Украине необходимы западные товары и услуги. Дайте Франции, Испании и Италии возможность извлечь пользу из оказания западной помощи Украине, предоставьте европейским и северо-американским компаниям шанс возместить потери от российских санкций, и оказание политической помощи Украине значительно упростится.

Разумно разработанная относительно умеренная американская помощь может открыть широкий канал эффективной поддержки, одновременно способствуя снижению напряженности в отношениях между членами Европейского союза, наших самых ценных союзников.

Тем временем ради укрепления наших связей с Европейским союзом, США должны сотрудничать с Италией, Францией, Испанией и Португалией и искать пути оказания конструктивной помощи нашим старым друзьям и партнерам, переживающим нелегкие времена. Подавая ложку к обеду, помогая друзьям, когда они в вас нуждаются, вы поступаете ответственно и дальновидно. Некоторые наши друзья сегодня отчаянно нуждаются в нашей помощи. Можем ли мы предложить временные рабочие визы для стран, в которых молодые образованные люди не могут найти применение своим талантам? Можем ли мы ускорить выполнение соглашений о свободной торговле с Европой, чтобы помочь им восстановить свои силы? Единая, уверенная в себе, смотрящая вперед Европа крайне важна для США. Отвечая на вызов России, нам следует возродить и укрепить трансатлантические отношения, в свое время способствовавшие приведения Атлантического сообщества к миру и процветанию, какого никто больше не знал после Второй мировой войны.

Путин вторгся на Украину, чтобы ослабить Европу и Атлантическое сообщество. Наилучшим ответом ему станет наше усиление.

Следующим важным элементом этой стратегии станет превращение Украины в эффективное государство. Путин очень боится появления сильной Украины с хорошо функционирующими государственными институтами. По иронии судьбы, его собственная глупость дала украинцам первый за сто лет шанс построить государство, которое будет надежным гарантом их независимости. Сформировалась критическая масса украинцев, желающих и готовых порвать с прошлым. Ветераны Майдана, участники политической борьбы и сражений с иностранной державой не хотят упускать эту возможность. Они ненавидят старую коррумпированную систему, они готовы сделать все необходимое для перехода к западному образу жизни. Они хотят последовать по пути своих успешных соседей. Мы должны поддержать этих людей и дать им инструменты для успешного государственного строительства.

Им нужна наша помощь. Украина сегодня выглядит так же, как и другие обломки, оставленные на берегу схлынувшей коммунистической волной. Бюрократия, милиция, суды, школы, университеты, больницы все еще опираются на тех, кто вырос и сформировался при старой системе. 25 лет правления коррумпированной олигархии после 70 лет советского управления превратили Украину в одно из самых слабых государств Европы.

Новые украинцы хотят изменить это, и в старых институтах есть немало людей, готовых присоединиться к ним ради перемен. Старая система сделала коррупцию обязательной. Милиционеры, учителя, чиновники и даже судьи получали настолько маленькие зарплаты, что взяточничество было единственным способом выживания. Смысл государственной службы был не в зарплате, а в предоставленной власти вымогать взятки. Олигархов это устраивало, такое аморальное государство они легко контролировали.

Вот здесь придется потратить часть денег, и, хотя принятая программа МВФ дала частичный ответ, необходимо сделать больше. Традиционные преобразования, предусматривающие сокращение государственных расходов, на Украине могут не дать желаемого результата. Госслужащим, к числу которых относятся преподаватели, милиционеры и врачи, нужно повысить зарплаты до реального уровня. Их зарплаты все равно будут ниже европейского стандарта, но чиновники смогут жить на эти деньги. Кое-где бюрократию необходимо сократить, а тех чиновников, кто чрезмерно злоупотреблял властью, нужно уволить. Но одновременно следует помнить, что правительство, столкнувшееся с гражданской войной и иностранным вторжением, не должно угрожать увольнением десяткам тысяч чиновников. Особенно если учесть, что многие из них вооружены и организованы, как, например, сотрудники правоохранительных органов. Путин рассчитывает, что определенные круги на Украине помогут осуществлению его замыслов на востоке страны из опасения перед реформами. Запад должен выбить у него из рук это оружие, предоставив Украине временную поддержку бюджета на смягчение переходного периода.

У Запада есть еще одно бесценное сокровище, которое мы можем предложить Украине. Польша, Чехия, прибалтийские республики и другие страны, успешно преодолевшие переходный период, имеют положительный опыт ликвидации уродливого советского наследия. Европейская и американская поддержка могут гарантировать Украине возможность извлечь пользу из опыта соседних государств, которые заинтересованы в сильном и процветающем украинском государстве. В комплексе общего государственного строительства и проведения реформ есть место военной помощи, включая подготовку солдат. Вооруженные силы Украины страдают от тех же проблем, что и общество в целом. Преобразование, реорганизация и переобучение могут полностью изменить армию.

Следующей частью стратегии должна стать помощь в привлечении и продвижении инвестиций. Процветание стало серебряной пулей, которая сразила коммунизм в холодную войну и которая поможет одолеть Путина сегодня. Путин понимает это и создает хаос и неизвестность в восточных областях Украины с целью срыва экономического развития. Это имеет определенный успех, но США и Европа в состоянии минимизировать эффект, предоставив инвесторам гарантии, способные перевесить политический риск из-за российского вторжения.

Возможности для инвестиций на Украине безграничны. Достаточно взять энергетическую систему. Инфраструктура, построенная, в основном, в советское время, устарела, и огромное количество газа просто испаряется через трещины в трубах. Постепенная приватизация энергетической монополии позволит удержать коррупцию подальше от денег «Нафтогаза» и привлечет акционеров к вложениям средств в модернизацию изношенной и в результате дорогой системы трубопроводов. Улучшение энергетической системы Украины позволит снизить зависимость страны от России, укрепит экономику и ослабит возможности России воздействовать на Европу. Сотрудничая с украинским правительством и «Нафтогазом», Запад сможет создать механизм, с помощью которого иностранные частные инвесторы изменят ситуацию к лучшему.

С военной точки зрения Путин добился успехов на Украине. Он захватил Крым, и Россия вряд ли легко согласится выпустить из рук прекрасный и стратегически расположенный полуостров. Он захватил самый промышленный регион Украины на Донбассе, и украинская армия не сможет выбить его оттуда, какой бы храброй и самоотверженной она ни была. Но Путин не должен думать, что победа уже у него в кармане. Сталин захватил Восточную Германию, а его наследники, которым помогал и молодой Путин, превратили эту страну в надежного советского союзника. Правда, по сравнению с Западной Германией ГДР оказалась уродливым и нищим полицейским государством, способным удержать граждан от бегства только построив стену и стреляя во всех, кто близко подходил к границе изнутри.

Теперь Путин оказался в такой же ситуации на востоке Украины. Наша задача превратить Западную Украину в богатое и процветающее свободное государство. В случае успеха, а это возможно, если приложить необходимые усилия, под вопросом окажется не просто контроль Путина над Крымом и Донбассом. То, что сработало на Украине, сможет сработать и в России, о чем знают как российский народ, так и элиты. Работая с европейскими партнерами и украинскими друзьями над созданием открытой и свободной Украиной, однажды мы сможем работать с российскими друзьями над строительством по-настоящему новой России.

Владимир Путин бросил нам вызов, он хочет проверить, будут ли западные ценности работать в старом славянском центре Советского союза лучше, чем смесь гангстерских методов и националистической истерики, транслируемой Кремлем. Этот вызов мы можем только приветствовать, ответив на его, мы сможем продвигать наши ценности, гарантировать нашу безопасность, укреплять наши союзы и построить лучший мир.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.