Atlantico: В 1963 году 16 000 военных советников оказали поддержку Южному Вьетнаму в борьбе с войсками коммунистического Севера. Два года спустя началась Вьетнамская война, исход которой прекрасно всем известен. Сегодня западные военные помогают подготовить иракские и курдские войска, которые весной должны нанести удар по силам Исламского государства. Как далеко можно проводить параллели между двумя этими конфликтами?

Кентен Мишо:
Сравнение связано с тем, что США поддерживают внутреннюю силу для борьбы с захватывающим территорию противником. Однако, как мне кажется, дальше этого дело не идет, потому что у вьетнамского конфликта нет ничего общего с той асимметричной войной, которую США ведут сегодня против терроризма в Ираке. Враг хорошо подготовлен и вооружен, но не является настоящей армией, пользуется четко прописанными методами распространения террора (теракты, похищения, привлечение внимания СМИ к совершаемым зверствам).

— Но если конфликт затянется, несмотря на предоставленную иракцам и курдам помощь, будет ли это означать, что следующим этапом станет наземное вмешательство Америки и Франции?


— В настоящий момент ситуация действительно требует расширения поддержки за пределы поставок оружия и оборудования. 2 600 американских военных сейчас занимаются подготовкой иракских солдат, которые должны будут отвоевать попавшую под контроль Исламского государства территорию страны. Американские официальные лица открыто говорили прессе о намеченном на весну решающем сражении: 25 тысячам курдских и иракских солдат предстоит вернуть стратегический город Мосул. Они получают помощь в подготовке, а также смогут рассчитывать на воздушную поддержку авиации коалиционных сил. Однако этого недостаточно. «Работу» нужно закончить, и Барак Обама, возможно, задействует находящиеся среди курдских и иракских сил американские спецподразделения.

Как бы то ни было, не думаю, что США повторят ошибку с вторжением в 2003 году для свержения Саддама Хусейна. Тогда они развернули в Ираке крупный контингент и завязли в борьбе с невидимым противником. Подготовка войск и авиаподдержка уже принесли плоды, и их результаты можно будет еще больше расширить с помощью спецопераций и огневой поддержки, чтобы ударить в самое средоточие терроризма.

В такой обстановке Франция предоставила Багдаду и Эрбилю несколько десятков бойцов спецподразделений, которые предоставляют курдским и иракским силам подготовку и консультации в четко определенных областях (военная инженерия, огневая поддержка, обезвреживание взрывных устройств и т.д.). Помимо воздушной поддержки с участием авианосца «Шарль де Голль» в операциях в Ираке, помощь французской армии требуется в Сахеле и Центральной Африке. А ее ресурсы отнюдь не бесконечны.

— Какие уроки можно вынести из бесперспективной войны во Вьетнаме? Могут ли войны в Корее, Индокитае и Афганистане стать примером того, какие ошибки не следует повторять в дальнейшем?


— Вчерашние ошибки зачастую становятся причиной тех проблем, с которыми нам приходится иметь дело сегодня. Все то оружие, которое в 1980-х годах отправили в Афганистан для борьбы с советской армией, в конечном итоге оказалось в руках талибов. А предоставленное иракской армии американское вооружение теперь принадлежит радикалам исламского государства. Террористические группы пользуются этим же самым оружием, которое сегодня попадает в Ливию или даже Мали. Нужно признать, что сегодня, как и вчера, никакого волшебного решения здесь нет. Как бы то ни было, эти ошибки не должны и не могут помешать нам вооружать местные силы, которые служат нашим интересам. Тут есть определенный риск, но нам нужно найти рычаги в Ливии, Йемене и Ираке, чтобы противостоять террористической угрозе и добиться политической преемственности в урегулировании конфликта.

Сейчас же речь скорее идет о том, чтобы не дать угрозе распространиться на Африку и весь Ближний Восток, а не окончательно с ней разобраться.

— Но не получится ли так, что из опасения потерять доверие к себе в политической сфере западные правительства могут снова завязнуть в болоте?

— С 11 сентября 2001 года война с терроризмом идет без перерыва, а нынешний период можно рассматривать как начало новой эры неопределенности, к которой совершенно не приспособлена нынешняя система мировой безопасности. Это необходимое нам приспособление может лишь сдержать, а не искоренить исламистскую угрозу внутри и за пределами наших стран, в Европе и США. На эту военную, экономическую и политическую адаптацию требуется больше времени, чем на политическую. Вывод войск из Афганистана, окончание операции «Сервал» в Мали, начало авиаударов по боевикам Исламского государства в Сирии и Ираке — все эти ключевые моменты современной истории говорят о том, что борьба западных государств только началась.

Кентен Мишо, журналист, эксперт по стратегическим и оборонным вопросам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.