До убийства Бориса Немцова британские парламентарии обнародовали доклад о дипломатических и исторических причинах украинского конфликта. В нем звучит резкая критика непонимания европейской дипломатией политических изменений в России после распада советской империи и неумения выстроить с ней устойчивые отношения. Весьма нелицеприятный вывод для европейской дипломатии, которую посчитали пустышкой, неспособной заявить о себе на международной арене.

Сомнамбулы

Британское правительство и всю европейскую дипломатию обвиняют в «сомнамбулизме». Об этом говорится в парламентском докладе Палаты лордов с оценкой исторических и дипломатических причин нынешнего украинского кризиса. Дэвиду Кэмерону, понятное дело, пришлась совсем не по душе отсылка к знаменитой книге австралийского историка Кристофера Кларка, в которой описывается наслоение, казалось бы, малозначимых факторов, приведших в итоге к Первой мировой войне (автор также в значительной мере снимает вину с Германии).

Так, на британского премьера и Европейский Союз посыпались обвинения в дипломатической некомпетентности: «Европейская и британская дипломатия не в состоянии понять политические задачи России и дать на них подходящий ответ. Это непонимание привело к катастрофической ситуации».

Доклад идет вразрез с точкой зрения французского МИДа и СМИ, которые по большей части представляют украинский кризис как следствие гигантомании самоуправного российского диктатора. Дэвид Кэмерон же сразу постарался восстановить истину: «Ответственность за происходящее не Украине лежит исключительно на Путине и России. Они дестабилизировали и постепенно вторглись в страну, породив все сегодняшние проблемы».

К счастью, лорды на 120 страницах доклада идут дальше столь удобного для британского премьера отрицания вины и ответственности, которое, кстати, никак не отменяет неспособности предвидеть дальнейшее развитие событий...

Европейская дипломатия не увидела политических преобразований в России

Но ведь эта слепота была отнюдь не случайна. Британские парламентарии отмечают, что общая «потеря аналитических способностей ослабила государства-члены, помешав им понять политические изменения в России и найти на них ответ». Таким образом, это непонимание российской политики стало причиной коллективной слепоты европейской дипломатии: «Европейский Союз слишком медлил с переоценкой своей политики, которая могла бы дать ответ на масштабные перемены в России».

После горбачевских и ельцинских лет «российско-европейские отношения слишком долго основывались на оптимистической гипотезе о том, что Россия идет по пути, который сделает ее демократической страной по европейской модели», хотя она на самом деле отвернулась от Европы, а «внутренние политические изменения в России способствовали ее отдалению от Европейского Союза. ЕС не удалось создать такие рамки, которые бы способствовали формированию прочных и устойчивых отношений между Россией и государствами-членами».

Такой несколько наивный подход не изменило ничто. Даже приход к власти Путина, который так и не смог до конца оправиться от распада советской империи и сделал ставку на утопический проект европейской интеграции для противодействия конкуренции со стороны Китая и Европейского Союза. По мнению Путина, проект Евразийского союзы был бы оправдан только при включении Украины, Грузии, Молдавии и Армении. Поэтому он не мог просто так позволить этим странам попасть под влияние Европы. По факту евразийская сущность России ставится выше европейской, и она становится геополитическим и идеологическим конкурентом Европы.

Выступавший на слушаниях преподаватель Парижского института политических исследований Сергей Гуриев отметил, что отношения России и ЕС пострадали от политических небрежностей с обеих сторон, особенно за последнее десятилетие. Причиной такого пренебрежения в докладе называется текущее распределение полномочий в Европейском Союзе между Еврокомиссией и государствами-членами: «Россияне предпочитают взаимодействовать непосредственно с государствами на двусторонней основе, потому что им сложно ориентироваться во всех ведомственных хитросплетениях ЕС».

Отмечается в докладе и ответственность Запада, который оставил без внимания обеспокоенность России по поводу расширения НАТО: «Для России НАТО — военная угроза, и последовательное расширение НАТО на восток воспринималось как продвижение угрозы к российским границам». Кроме того, российская элита рассматривала расширение Европейского Союза как продвижение НАТО. Такую точку зрения сложно оспорить, потому что у двух этих организаций есть 22 общих члена, не говоря уже о стратегическом партнерстве.

Лорды не одобряют европейскую политику санкций и рекомендуют разработать стратегию постепенного выхода из кризиса: «Нет никаких доказательств того, что санкции отразились на позиции президента Путина по Крыму, где у России имеются серьезные оборонные интересы и, в частности, военно-морская база в Севастополе. В долгосрочной перспективе санкции наносят ущерб интересам России и Европы. Перспектива постепенного снятия санкций должна войти в число рассматриваемых вариантов на переговорах ЕС».

Кроме того, британские парламентарии предлагают пока не обсуждать на переговорах чувствительный крымский вопрос (и озвучивают вариант референдума при международном посредничестве) и заняться лишь неотложными проблемами прекращения боевых действий и помощи пострадавшей украинской экономике. Именно такой линии придерживались Олланд и Меркель во время возобновления переговоров с Россией в Минске в начале февраля, когда франко-немецкий дуэт очнулся от долгого дипломатического сомнамбулизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.