Берлин — Большой зал берлинского фонда имени Генриха Бёлля (Heinrich-Böll-Stiftung) редко используют целиком. Как правило, подвесной перегородкой от него отделяют треть или две трети, чтобы публика не чувствовала себя потерянной в просторном помещении с высоченным потолком.

В понедельник, 2 марта, этот зал оказался забитым до предела. Люди стояли в проходе, вдоль стен и окон. Они пришли послушать участников международной конференции «Украина, Россия и ЕС. Европа через год после аннексии Крыма». В Берлин приехали ученые, политологи и политические деятели из США, Франции, Германии, Польши, России и с Украины.

Повышенный интерес к этому мероприятию объясняется не только именитым составом выступавших, но и постепенным осознанием в Германии того факта, что в Донбассе речь не идет ни о внутриукраинском конфликте, ни даже о противостоянии Москвы и Киева. На кону — будущее всей Европы, заявил в своем выступлении руководитель фонда имени Бёлля Ральф Фюкс (Ralf Fücks).

Вызов для Европы

Убийство Бориса Немцова внесло некоторые коррективы в повестку дня конференции. Его портрет с траурной ленточкой был установлен рядом с трибуной, а Ральф Фюкс начал свое выступление с этого трагического события, назвал смерть Немцова «знаменательным» для внутриполитического развития России в последние годы.

Фюкс согласен с оценкой писателя Льва Рубинштейна, считающего, что в царящей в России общественной атмосфере, такие убийства не только возможны, но даже неизбежны. «Это политтехнологи из окружения Путина, — заявил Фюкс, — создали атмосферу ненависти ко всем инакомыслящим, к «западникам», к людям, протестующим против насилия над Украиной и отстаивающим демократические идеалы». Он считает, что Кремль ничего так не боится, как искры Майдана в Москве, а потому и ведет изматывающую войну против Украины, стараясь доказать, что «любой демократический мятеж неизбежно выливается в насилие, хаос и крушение».

Но речь идет и о большем, продолжал он, «о будущем европейского мирного порядка, о будущем самого европейского сообщества». Фюкс считает, что если Европа не выдержит проверку на дееспособность, то это «усилит центробежные тенденции в Европейском Союзе».

Путин и пакт Молотова-Риббентропа

Американский историк, профессор Йельского университета Тимоти Снайдер, написавший немало книг и исследований по новейшей истории Восточной Европы, считает, что именно в этом и заключается долгосрочная цель российского президента.

Рассматривая последние события в более широком историческом контексте, он обратил внимание на прозвучавшую в ноябре в выступлении Путина переоценку, как выразился Снайдер, «реабилитацию» пакта Молотова-Риббентропа. Снайдер считает, что тот пакт, союз с Гитлером был элементом более глобальной стратегии Москвы, нацеленной на подрыв Европы, на «направление энергии Европы на саморазрушение». Вот и сейчас, отметил профессор, «реабилитация» того пакта проходит параллельно с налаживанием контактов Кремля с крайне правыми, реакционными силами в странах Европы. Цель Путина, убежден Снайдер, — разрушить Европейский Союз и пересмотреть итоги Второй мировой войны.

По мнению ученого, у российского президента куда большие амбиции, чем Крым или другие части Украины. А пропагандистская кампания в отношении Украины была всего лишь тактикой для выработки европейской стратегии, заявил Тимоти Снайдер.

Санкции и помощь Украине

У бывшего министра иностранных дел Франции Бернара Кушнера не нашлось убедительного ответа на вопрос, как и чем может ответить Европа на такой вызов. Европейцы не готовы вести войну против российской армии, отметил он, и напомнил о том, что на протяжении последних пяти десятилетий в Европе даже дискуссий о повышении ее обороноспособности, об увеличении военных расходов по-настоящему не было.

Остается вариант наращивания санкций и помощи Украине, из которой, по его словам, следует сделать положительный пример для россиян, своего рода «витрину» демократии. На силовой же проект ответа, заявил Кушнер, сопряженный с колоссальным риском, не готовы в настоящий момент ни США, ни НАТО.

Московский аналитик американского Брукингского института Лилия Шевцова с таким подходом не согласна. «Сколько еще «Путина» должно случиться на Украине — может быть, Мариуполь, Харьков, Одесса или, почему бы нет, захват Киева, — риторически спрашивает она, — чтобы Европа отреагировала сильнее, жестче».

Конфронтация цивилизаций

К тому же, считает Шевцова, речь теперь уже идет об «определенной ступени конфронтации, причем, не геополитической, а цивилизационной», а Кремль требует от Запада предоставить России право по своему усмотрению интерпретировать международные правила игры.

Санкции, с ее точки зрения, особого впечатления на Путина не производят, «наивные» европейские политики и, в частности, канцлер ФРГ проводят — или проводили до недавних пор — в отношении Кремля опасную политику умиротворения, а подписанные в Минске договоренности стали, по ее мнению, капитуляцией и согласием на кремлевскую модель будущего устройства Украины.

Лилия Шевцова убеждена, что Запад не сможет предотвратить нарушения украинской границы с российской стороны, если не поможет Украине ее укрепить. Военная помощь и поставки оружия при этом для нее не табу. Украине же, продолжала Шевцова, придется смириться с тем, что «некоторые ее территории на какое-то время останутся оккупированными и начать строить нормальную жизнь на остальной части страны».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.