«Вы извините, но мне уже пора, у меня встреча с дочерью», — извинялся он, пытаясь пройти через толпу и попасть на немного более свободную Тверскую. Это было в последний день 2010 года, зима, как...ну как бывает в России. В центре Москвы как раз закончилась антипутинская демонстрация, которая была для того момента (канун Нового года) довольно многочисленной.

«Мне на самом деле уже пора! До свидания! До свидания!». Мы выключили диктофоны, сунули озябшие руки в карманы и стали наблюдать, как большой меховой воротник его куртки исчезает в толпе.

Борис Немцов, один из лидеров российской оппозиции. Бывший первый вице-премьер, близкий соратник Бориса Ельцина и некогда один из популярнейших российских политиков, о котором даже говорили как о преемнике Ельцина.

В тот вечер на встречу с дочерью он так и не попал. Тут же за углом его арестовала полиция, посадила в уазик и отвезла в отделение. Он получил 15 суток — ничего необычного: подобный опыт получил целый ряд путинских оппонентов. Одно время даже шутили, что того, кто не провел за решеткой хотя бы одну ночь, настоящим оппозиционером назвать нельзя.

Смирить эго

Через пару месяцев, в апреле 2011 года, мы встретились снова. В его московском офисе, опять при включенном диктофоне. Харизматичный Немцов был в хорошем настроении, шутил и красноречиво высказывался (как и всегда), четко формулировал свои мысли, открыто говорил о том, что думает. Без обиняков, осторожности и туманностей.

Он рассказывал мне, как тогда в тюрьме ему пригодилась та теплая куртка с меховым воротником, потому что в камере были только голые стены и жесткие лавки. Тогда все две недели он занимался распространением антипутинских идей и привлечением сокамерников в оппозиционное движение (и в четырех случаях ему якобы это удалось). Он рассказал, как несколько полицейских попросило у него автограф и как за решеткой он раздавал свои брошюры «Путин. Итоги» и «Путин. Коррупция».

Борис Немцов и Гарри Каспаров на митинге оппозиции в Москве


«Борис Ефимович, а что о вашей оппозиционной деятельности говорит ваша жена?» — спрашиваю я его. «Семья очень переживает по поводу моей деятельности. Когда я ухожу на демонстрацию, жена всегда переживает. Она еще боится, что у наших четверых детей будут проблемы. Но она хорошо знает, что меня не остановить. Моя мама меня недавно спрашивала: “Борис, почему тебе всегда надо быть против?” Пусть другие протестуют!»

Он также говорил, что популярность Путина снижается. «По трем причинам. Первая — усталость. Люди уже утомлены: Путин на сцене целых 10 лет. Вторая — коррупция. А третье — тот факт, что люди начинают понимать, что Путин работает не для них, а только для своих людей и своих интересов. Да, он все еще популярен, его поддерживает 50% населения. Но раньше это были 70%».

— А что людям может предложить оппозиция, Борис Ефимович? Ведь она вечно разобщена. И хотя почти каждый год появляется некая объединяющая сила, она все равно терпит в итоге крах. Кто с этим разберется?

— Я думаю, что именно сейчас, через 20 лет глупых дискуссий об объединении, мы наконец смогли это сделать. Мы решили проблему руководства и других важных механизмов. Мы сумели смирить свое эго, которое было главное причиной многолетних бесполезных споров.

— А о чьем эго идет речь? О вашем тоже?

— Нет, о моем нет. Я в жизни уже много раз доказывал, что умею быть разным.

Все возможно.

Вчера вечером Борис Немцов умер. В центре Москвы, всего пару метров от Кремля, прямо на улице. Его убили четырьмя выстрелами в спину.

Разум отказывается верить. Еще пару дней назад Немцов раздавал в московском метро листовки, звал на очередную антирежимную демонстрацию, которая должна была пройти 1 марта в воскресенье. Теперь его нет, и в этом виноват режим современного российского президента.

Нет, Владимир Путин не поднял трубку и не заказал убийство Немцова. Это понятно. В конце концов, зачем ему это. Времена, когда (зимой 2011 и весной 2012) в Москве и других городах проходили демонстрации с участием десятков тысяч людей под лозунгами «Россия без Путина!», давно в прошлом. Российский президент весьма успешно подавил сопротивление и, благодаря аннексии Крыма, необузданной пропаганде и националистической риторике, снова пользуется огромной поддержкой рядовых россиян.

Нет, Путин никуда не звонил и ничего не заказывал. Но все равно он соучастником. Потому что под его диктовкой в российском обществе сформировалась атмосфера ненависти, под его руководством началась текущая идеологическая война против инакомыслящих, за время его правления слова «либерал» и «демократ» превратились почти в ругательные. Именно Путин вернул в лексикон общества и СМИ такие определения, как «предатель народа» и «иностранный шпион»...

В подобной атмосфере у агрессивных фанатиков появляется ощущение, что им все дозволено. Например, сесть в машину, доехать до центра города и на мосту под окнами Кремля застрелить политика. Как в какой-нибудь компьютерной игре.

Не спринт, а марафон

Однажды апрельским утром в 2011 году Борис Немцов сказал мне, когда станет совсем тяжко, он соберет семью и уедет из России, по крайней мере на время. «Мы уже говорили об этом с женой. И Прага — один из вариантов», — улыбался он.

Но потом он стал серьезным и объяснил, что пусть, возможно, россияне и не считают свободу значимой ценностью, но через 20 лет после распада СССР они к ней готовы. «В любом случае возращение к свободе — это долгосрочный проект. Российская оппозиция должна быть готова к марафону. Не к спринту, а к марафону. Поэтому я забочусь о своем здоровье, занимаюсь спортом. Один мой друг сказал мне: «Борис, ты должен жить дольше, чем Путин!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.