Нельзя убежать от истории. Однако с ней можно обращаться определенным образом, а еще с ней можно полемизировать. А иногда история способна даже дать надежду, если есть терпение.

Это недавно продемонстрировала Меркель, когда она напомнила о строительстве и о падении Берлинской стены, прежде всего о падении. Поводом для ее высказываний, как это часто бывает в последнее время, послужил кризис на Украине или, если точнее, кризис по поводу Украины.

Меркель хочет закончить эту войну не с помощью оружия, а с помощью терпения. И поэтому она напомнила о том, что при строительстве Берлинской стены американцы не прибегли к военным действиям, но затем, 9 ноября 1989 года, все же одержали победу в той войне, в той холодной войне. Это ожидание продолжалось 28 лет — с 1961 года по 1989 год, и для этого надо было иметь достаточно терпения, надеясь на то, что можно добиться мира без применения оружия.

Тот, кто думает так же, как федеральный канцлер, знает цену истории и памяти. Поэтому нет сомнений в том, что она в мае этого года должна принять участие в памятных мероприятиях по случаю 70-й годовщины освобождения Германии именно там, где это освобождение началось. В Москве. Однако это место, то есть российская столица, сегодня символизирует не свободу, а подавление и захват территорий, осуществляемые Владимиром Путиным.

И кто же захочет оказаться 9 мая рядом с российским президентом, когда всевозможные виды военной техники будут проходить по Красной площади? Федеральный канцлер, разумеется, этого не хочет. И как вообще следует праздновать вместе с Путиным окончание Второй мировой войны, когда в нескольких сотнях километрах к западу от российской столицы полыхает война? Это невозможно сделать без потери лица.

Однако в данном случае можно потерять лицо и другим способом, особенно если речь идет о немках и немцах. Следует ли столь бесцеремонно обращаться с Россией, с важнейшим государством-правопреемником Советского Союза, следует ли столь бесцеремонно обращаться с ее людьми и не вспомнить о жертвах Красной Армии и населения страны, не вспомнить о тех людях, которые стали жертвами войны, которую развязали немцы? Не означает ли это попытку иначе истолковать историю в знак протеста против нынешней политики Путина? Да, это было бы именно так. И это было бы неправильно.

Вспомнить о жертвах без военного парада

Немецкий федеральный канцлер не может отдать дань памяти вместе с Путиным на военном параде, однако она также не может оставить Россию без того, чтобы почтить память погибших, и этот вопрос вообще не вызывает никаких сомнений. Даже во времена холодной войны существовали такие вещи, которые ничто не могло поколебать, и это относится к памяти о солдатах Красной Армии, которые — вместе с американцами, британцами и французами — освободили Германию. Какие бы жестокие действия, как стало известно позднее, ни были совершены в ходе освобождения Берлина, какое бы количество несвободы ни привнес потом Советский Союз в восточную часть мира, все равно от воспоминаний об окончании развязанной немцами войны не может уклониться ни один федеральный канцлер.

Так что же следует Меркель сделать, и что она делает? Она делает все правильно, заявляя Путину о своем отказе присутствовать на большом шоу 9 мая на Красной площади. И она поступает правильно, поскольку она все же поедет в Москву. На следующий день, то есть 10 мая она хочет возложить венок к могиле Неизвестного солдата. Она хочет возложить цветы к памятнику в честь солдат, которые погибли в той войне за свободу Германии и которые сегодня не должны оказаться заложниками памяти из-за Путина. Это открытая часть объяснения.

Но есть и еще одна, возможно, более важная часть: сдвиг по времени памятных мероприятий с участием немецкого федерального канцлера был согласован и обсужден с Владимиром Путиным. Они даже вместе собираются возложить венок. Это означает, что контакт существует и будет продолжен — не по поводу истории, а прежде всего по поводу настоящего, по поводу войны на Украине. И это, действительно, хорошая новость в связи с отказом Меркель относительно 9 мая. Для нее вновь важно продемонстрировать терпение, даже если многие уже потеряли терпение в отношении Путина и не могут себе представить, что 28 лет, прошедшие со дня строительства Берлинской стены до ее падения, должны считаться особо удачным примером «реал-политик».

Но насколько хватит этого терпения? Ответ на этот вопрос можно будет получить уже осенью. 3 октября Германия будет отмечать 25-ю годовщину воссоединения. Это тоже своего рода памятный день. И в данном случае есть причины для того, чтобы поблагодарить одного русского, а именно Михаила Горбачева. Однако вопрос о том, окажется ли Путин в этот октябрьский день желанным гостем в Германии, будет решаться не в Москве и не в Берлине, а только на Украине. Именно там очень бы хотелось отметить окончание войны — и как можно быстрее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.