Активное муссирование уже затасканного тезиса об «усилении системных кризисных явлений» в России, совершенно очевидно, поднадоело и уже не цепляет читателя британских СМИ, которые не отличаются сегодня ни разнообразием и оригинальностью суждений. Не говоря уже о плюрализме. А успех приезда в Лондон на этой неделе пяти российских губернаторов говорит о том, что желание заработать деньги в России перевешивает «строгие» политические рекомендации руководства Великобритании. Сейчас британские эксперты начали новую сагу и «бьют тревогу» в связи с замедлением темпов развития традиционного «мотора» мировой экономики — БРИКС, куда входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка.

Сегодня больше всего, британское экспертное сообщество обсуждает «рекордную за четверть века стагнацию» в КНР (прирост промышленного производства только 6,8 %, плюс резкий спад на рынке недвижимости, общее снижение деловой активности и другие сигнальные показатели). Дополнительную угрозу для китайской экономики англичане видят в росте дефляционных рисков и «колоссальном» уровне задолженности по отношению к ВВП, которое достигает порядка 300%.

Не меньше пессимизма у британских экспертов вызывает и состояние экономики Бразилии, что сейчас активно комментируется в британских СМИ. Эксперты обращают внимание на существенном снижении темпов роста ВВП за последние 4 года (до 1,3%). Притом, обращают внимание на то, что эта тенденция сохраняется: в этом году прогнозируется сокращение экономики на 0,5%. И все это происходит на фоне высокой инфляции (более 7%), падения внутреннего потребления, и в целом, общего уровня жизни.

На этом фоне, британцы, правда, подчеркивают успехи развития экономики Индии (рост ВВП на 7,5%), и позиционируют Индию, как одну из наиболее перспективных экономик среди группы БРИКС. Многие считают, что быстрый рост ВВП Индии позволит хотя бы частично нивелировать риски для восстановления глобальной экономики, которые исходят от замедления экономического развития КНР, Бразилии и России. Собственно здесь и кроется секрет такого внезапно вспыхнувшего чуткого отношения Лондона к Дели, и желание дружить.

На прошлой неделе Министр финансов Дж.Осборн (John Osborne) объявил о принципиальной готовности Лондона присоединиться к создаваемому по инициативе КНР Азиатскому Инфраструктурному Инвестиционному банку (АИИБ) в качестве государства-соучредителя. При этом он отметил уникальную возможность для Великобритании качественно укрепить практическое взаимодействие в финансовой сфере со странами АТР, а также выразил уверенность в том, что деятельность АИИБ будет гармонично дополнять усилия Всемирного Банка и Азиатского Банка развития.

По информации Financial Times, в Вашингтоне вроде как не в восторге от такого решения Лондона, в т.ч. из-за того, что англичане якобы предварительно не согласовали с американцами эти намерения. Однако в британском Минфине говорят, что вопрос «активно обсуждался в течение месяца» в ходе консультаций в формате «семерки», где участвовал и Министр финансов США Д.Лью. (J. Lew).

Британские эксперты объясняют негативную реакцию американцев опасениями, что АИИБ может в перспективе пошатнуть позиции и ослабить общее влияние в АТР существующих финансовых учреждений, в частности, Всемирного Банка (WorldBank) и Азиатского Банка Развития. В этом контексте отмечается «более дальновидная и прагматичная» линия англичан, которые, мол, хорошо осознают неизбежность эволюции нынешней международно-финансовой системы, а также, судя по всему, хотят раньше других западников занять нишу финансового, юридического и консалтингового сопровождения масштабных проектов АИИБ.

Та же Financial Timesначала объяснять Вашингтону смысл происходящего на китайском направлении, включая «законные» внутриполитические приоритеты Правительства Д.Кэмерона ввиду предстоящих 7 мая с.г. выборов в Парламент. В статье Дж. Паркера (J.Parker) «перспектива инвестиций бьет карту особых отношений» объясняется, что свой принципиальный выбор по части собственного «поворота к Азии» Лондон сделал в 2013 г., когда извлек уроки из осложнений с Китаем по поводу приема Далай Ламы годом ранее. Британцы абсолютно не были готовы упустить возможности на китайском рынке в своей конкуренции с Францией и Германией. Так что здесь, как всегда у британцев, «ничего личного» — чистая экономика. К тому же, все основано на «холодном расчете», что англо-американские отношения достаточно «широки и прочны», чтобы «сломаться» вследствие такого рода «досадных размолвок». Получается, что критика Вашингтона даже желательна, поскольку выставляет англичан в глазах китайцев в роли «твердого и надежного нового глобального партнера».

В редакционной же статье Financial Times, опубликованной 1 марта с.г., ссылаясь на то, что американцы активно лоббировали партнеров по «семерке» не присоединяться к АИИБ, где Китай играет главную роль, Вашингтону рекомендуется — ни много, ни мало, — «пересмотреть свой подход относительно того, позиционирования Китая на уровне глобальной экономической державы».

Так что по британской версии, получается, что американцы сами же и виноваты, поскольку тормозят адекватное участие Пекина в контролируемых ими международных финансовых институтах, прежде всего в МВФ, где реформа застопорилась из-за изоляционистских настроений в Конгрессе.

И последняя новость: в подписанных экспертных изданиях проскользнула информация о том, что вслед за Великобританией к АИИБ хотят присоединиться хотят Франция, Германия и Италия.

В целом многие думающие эксперты полагают, что нельзя недооценивать значение происходящего. Похоже, мы становимся свидетелями пока что робких, но очевидных признаков того, что доверие внутри самих западных элит к «американскому лидерству» начало давать сбой. И можно практически со сто процентным результатом прогнозировать, что винить во всём опять будут Россию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.