Я работаю гидом в Тунисе. И мне довелось в полной мере пережить произошедший в среду теракт, который унес жизни 21 человека. Мне тяжело далось это испытание, но мне хотелось бы рассказать вам эту историю. Для меня она будет последней.

Незадолго до часа дня, всего за несколько минут до теракта, я приехал в музей на автобусе вместе с клиентами. Автобус встал на парковке напротив главного входа. Большинство моих клиентов были итальянцами преклонных лет. Я собрал их ваучеры и пошел в регистратуру за входными билетами. Несколько пожелавших размяться туристов пошли со мной. Подойдя ко входу, я услышал выстрелы, какой-то турист сказал, что началась стрельба. Это показалось мне настолько невероятным, что я сразу отмел это предположение: «Нет, этого не может быть».

И в этот самый момент я увидел, как какой-то человек направил оружие на автобус и открыл огонь. Совершенно обычный парень, не старше 20-ти лет, в нормальной одежде. Без бороды. Как только я вышел из оцепенения, инстинкт самосохранения сказал мне: бежать. Я позвал с собой в музей туристов, которые еще оставались на площадке. Они побежали к залам, но раз выстрелы начали приближаться к нам, я сказал себе, что нам будет лучше выйти из музея.

Я прекрасно знал здание и повел группу к боковому входу, у знаменитого христианского бассейна в виде креста. Старая входная дверь музея, которая выходила на парковку парламента, была перекрыта. Нас собралось около ста человек. Тут были туристы и работники музея, люди всех национальностей, в том числе и тунисцы. Все мы искали убежище. Стрельба становилась все ближе и громче, и мы направились в закрытый для посещения боковой зал. Как мне было известно, там имелось две двери, одна из которых выходила к полицейскому участку. Мы встали перед выбором: выйти наружу, не зная, что нас там поджидает, или закрыться в зале, где нас могли найти террористы.

Я подошел к первой двери. Она была закрыта. Но вторая поддалась, и все отправились в здание парламента, где сидели больше двух часов.

Во время обстрела автобуса водитель успел пригнуться и тем самым спас свою жизнь. Но двум сидевшим за мной пассажирам, пожилой, но веселой паре из Милана, повезло куда меньше. Оба супруга скончались на месте. Я оплакиваю их по сей день. Всего погибли семь моих итальянских туристов, а еще несколько получили ранения. У меня нет точных цифр. Моя группа пострадала сильнее всего во время теракта.

Многие из выживших благодарили и обнимали меня. Но я не чувствую радости. Или гордости. Я вообще не знаю, что чувствовать. Большинство моих клиентов были пожилыми людьми. Я просто сделал то, что должен.

Потом мы отвезли туристов в порт, где стояли на якоре лайнеры. И занялись подсчетом выживших. Было больно. Слишком много людей не отозвались при перекличке. Тяжело. Слишком тяжело.

Если бы мы пришли всего на несколько минут раньше или позже, нам не пришлось бы пережить этот ужас. Но зачастую ход нашей судьбы решают мгновения.

Валид, тунисский преподаватель и гид

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.