Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew) был любимым диктатором демократического мира. За полвека этот сингапурский руководитель, скончавшийся 23 марта в возрасте 91 года, сумел превратить свой островной город-государство из застойной фактории колониальной империи Британии в одну из самых богатых стран в мире. За советами к этому человеку обращались многие американские президенты и мировые лидеры, высоко ценившие его взгляды на Китай, капитализм и то, что он называл «азиатскими ценностями».

Важное место в ряду этих ценностей у него занимала вера в строгую дисциплину и неуважение к демократии, которая, согласно утверждениям Ли Куан Ю, не подходит развивающимся странам. Будучи премьер-министром с 1955 по 1990 годы, он создал государственные административные органы, прославившиеся своей эффективностью и отсутствием коррупции, что стало основой для экономического взлета Сингапура. Посредством независимости он увел свою страну от Британии, осуществил болезненный развод с Малайзией, уберег Сингапур от многочисленных войн и потрясений в Юго-Восточной Азии и сформировал новое общество из смеси китайцев, малайцев и индусов.

Но Ли преследовал любого, кто нарушал его закоснелые представления об общественном порядке, начиная с тех, кто любил жевательную резинку, и кончая геями, критиками СМИ и оппозиционными политическими лидерами. «Мне порой приходилось делать гадкие вещи, сажая людей в тюрьму без суда и следствия», — заявил он в 2010 году New York Times. Одного из его оппонентов по имени Чиа Тай По (Chia Thye Poh) в 1966 году без предъявления обвинений бросили за решетку и продержали там 23 года. А недавно был доведен до банкротства лидер оппозиционной партии Чи Сунь Цзянь (Chee Soon Juan), которого буквально раздавили надуманными исками о клевете и неоднократно сажали в тюрьму за публичные выступления без разрешения и за заявления о том, что судебная система в стране не является независимой.

Поскольку СМИ в стране раболепствовали перед властью, Ли часто подвергал нападкам западные средства массовой информации, которым хватало наглости делать намеки на кумовство, семейственность и династическую политику, приведшие в 2004 году на пост премьера сына Ли, а также писать и говорить о назначениях на высокие посты других членов его семьи. International Herald Tribune, Economist и Bloomberg News были среди тех, кому Ли предъявил иски, заставив их заплатить штрафы и выступить с опровержениями своих заявлений.

Все это не помешало нескольким поколениям американских и европейских лидеров искать совета Ли и громко хвалить этого человека за его мудрость. Бывший госсекретарь Генри Киссинджер (Henry Kissinger) говорил, что ни один мировой лидер «не научил меня большему», а бывший премьер-министр Британии Тони Блэр (Tony Blair) назвал Ли «самым умным руководителем из числа знакомых мне». Безусловно, Ли был проницателен в своих оценках гигантского соседа Китая и его лидеров. Пекин тоже относился к нему с уважением, и порой это помогало Западу и Востоку лучше понимать друг друга.

Однако Ли был явно неразумен в вопросах демократии в Азии. Хотя он расхваливал якобы уникальные азиатские ценности, несовместимые с либеральными нормами Запада, Тайвань, Южная Корея и Индонезия стали демократическими странами и добились экономического благополучия. Сейчас прочно окопавшемуся сингапурскому истэблишменту бросает вызов новое поколение, привыкшее к свободе самовыражения в социальных сетях. «Это другое поколение, другое общество, а поэтому политика тоже будет другой, — сказал в 2013 году корреспонденту Washington Post Лэлли Уэймут (Lally Weymouth) премьер-министр Сингапура (и сын Ли) Ли Сяньлун (Lee Hsien Loong). — Мы должны работать более открыто».

Это требует доказательств, но есть мнение, что при Ли в Сингапуре возникла неизбежность, состоящая в том, что процветающее, связанное с миром общество введет у себя личные и политические свободы. Но страна сохранит успех только в том случае, если преемники Ли откажутся от мрачной стороны его наследия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.