В пятницу 20 марта я выступал на юридическом факультете университета округа Колумбия в рамках серии семинаров о мире, организованных вебсайтом SpringRising.org. Там ко мне подошел молодой человек в костюме, говоривший по-английски с русским акцентом. Он дал мне свою визитку, где была надпись «Посольство Российской Федерации». На визитке было написано, что он майор и помощник военно-воздушного атташе. Звали мужчину Алексей Падалко. На визитной карточке был адрес российского посольства в Вашингтоне, два номера телефона, номер факса и адрес электронной почты в gmail. Этот человек числится в дипломатическом списке на сайтах российского посольства и Госдепартамента.

Алексей купил одну из моих книг, которую я подписал для него, а потом сказал, что у него есть еще одна, которую он не принес с собой, но хотел бы, чтобы я подписал и ее тоже. Он также хотел обсудить вопросы совместной работы на благо мира. Я сказал, что мы можем встретиться на следующий день в кофейне. Во время встречи Алексей начал говорить о том, что располагает информацией об Украине. Он хотел передать мне уже написанные статьи, чтобы я опубликовал их под своим именем. Он утверждал, что лично заинтересован в мире, но хочет сохранить свою заинтересованность в тайне от руководства. Переписываться можно по электронной почте, сказал Алексей, но статьи он должен передать мне лично. Я ответил, что не буду публиковать статьи под своим именем, если они не мои, и что отказываюсь публиковать их под псевдонимом человека, работающего на российскую (американскую или любую другую) армию. Но если он хочет передать мне информацию, которую я смогу сообщить под своим именем в статьях, подготовленных на основе различных источников, я сохраню конфиденциальность любого источника. Конечно же, я сказал ему, что ни за что не будут брать никаких денег. А он не стал объяснять, откуда эти деньги. Алексей заявил, что информация несекретная. Он не хотел пользоваться секретной электронной почтой. Все должно быть открыто, заявил он. Но к чему тогда вся эта секретность? И кто пишет эти статьи? (Английский этого человека не позволяет ему заниматься написанием статей.) Я рассказал ему, какое поведение журналиста считаю надлежащим, а он удивился и выразил обеспокоенность по поводу того, что я заговорил о журналистике, будучи блогером. Очевидно, блогер — это такой человек, которому можно скармливать пропаганду, а журналист сам ведет на тебя охоту. Я попытался сказать ему, что действительно заинтересован в доведении до американской публики фактов об Украине, полагая, что это пойдет на пользу России и делу мира. Мы расстались, договорившись о том, что я сообщу ему по почте время следующей встречи в Вашингтоне, а он передаст мне информацию, которую я смогу использовать как репортер.

Я начал размышлять. Мне не верилось, что он действует вопреки пожеланиям своего руководства. И откуда возьмутся деньги? Кто пишет статьи? Зачем так открыто давать мне визитку и встречаться со мной? И что он хочет узнать в интересах мира такого, чего не хочет его руководство? Нет, он просто выполняет свою работу. Я решил, что буду избегать любой секретности, а если он хочет сообщить мне что-то для дальнейшей публикации, то он может делать это открыто. Конечно, я буду стараться подтвердить эту информацию по другим источникам, дав Госдепартаменту шанс для комментариев и сообщений.

В тот же день я написал ему:

Алексей, я хотел бы написать статью об Украине, в которой присутствуют российские точки зрения о следующем: история расширения НАТО, переворот, малайзийский рейс 17, Крым, последний конфликт, утверждения США и НАТО, возможности мирного урегулирования.

Если вам известен какой-нибудь человек, могущий представить свой взгляд на эти вопросы, прошу вас написать мне или позвонить.


Он ответил:

Нет проблем, договорились.

Поздно вечером я также написал:

Не хочет ли посол Кисляк изложить точку зрения России по Украине на радиопередаче, которую транслируют многие радиостанции? Я веду эту передачу, и она заранее записывается по телефону для удобства приглашенного гостя. Интервью может занять от одной до 28 минут. Я рекомендую 28 минут. Я просто попрошу посла высказать свое мнение о ситуации на Украине, после чего он сможет говорить. Вы просто сообщите мне дату, время и номер телефона.

Алексей так пока и не ответил на это предложение.

Мне хотелось бы позвонить в российское посольство по основному номеру и попросить соединить меня с Алексеем, дабы убедиться, что он — именно тот человек, чьим именем представился. Но один мой знакомый предупредил меня, что в этом случае появятся «метаданные», которые можно будет использовать для того, чтобы подставить человека и обвинить его в преступлении. Кроме того, у меня не было особых сомнений в личности Алексея.

Я пишу это для того, чтобы защититься от недопонимания и сфабрикованных обвинений, а также дать непрошенный совет российскому правительству. Друзья мои, независимые СМИ и небольшие издания, заинтересованные в правде и в рассмотрении вашей точки зрения, находятся в таком положении благодаря их честности. Когда вы обращаетесь к ним тайно и предлагаете деньги, вы лишаете себя возможности предоставлять информацию авторитетно и эффективно. Я и бесчисленное множество других блогеров и фрилансеров никогда не согласятся писать пентагоновскую пропаганду, которая в ведущих американских газетах сходит за журналистику, а поэтому мы — не в вашей команде. Мы на стороне правды, на стороне мира.

Многие из нас хорошо осведомлены о той лжи, которую НАТО и США рассказывали России после объединения Германии, заявляя, что Североатлантический альянс не будет продвигаться на восток. Мы возмущены этой экспансией, которая придвинула НАТО к вашим границам. Мы осуждаем поддержанный США жестокий переворот в Киеве. Мы осуждаем нацистское, навязанное из-за рубежа правительство Украины. Мы выступаем против американских поставок оружия, против военных игр, против беспочвенных заявлений о действиях России, против лжи о вашей агрессии.

Но агрессивным поведением нельзя опровергнуть ложь о вашей агрессии. Если правда на вашей стороне, не думайте, что ее никто не сможет понять и сообщить.

Я понимаю, что большинство военных комментаторов в американских СМИ получают деньги от армии США, от ее частных подрядчиков или от их аналитических центров. Я понимаю, что в вопросах жизни и смерти часто возникает соблазн принять поспешные решения. Но я призываю вас открыто публиковать свои взгляды, направляя их мне и всем тем, кто открыт для них. Я приглашаю вас на свою и другие радиопрограммы. Не давайте тем, кто до неузнаваемости исказил действительность, никакого повода обвинить вас в том же.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.