Оттава в октябре, Сидней в декабре, Париж в январе, Копенгаген в феврале, Тунис в марте... Исламистские фанатики распространяют свой экстремизм по всему миру и могут устроить кровопролитие в любой стране без разбора.

В тунисском Музее Бардо террористы открыли огонь по экскурсоводам, туристам и полицейским: их целью было лишь убить как можно больше людей. Точно так же поступили и братья Куаши в редакции Charlie Hebdo, убивая атеистов, христиан, иудеев и мусульман. Оказалось, что экстремисты несут смерть и собратьям по вере.

Вот еще одно доказательство (если оно еще кому-то необходимо) тому, что кровавые планы исламистского интернационала не ограничиваются определенной территорией или категорией неверных, а стремятся охватить весь мир, все народы, все религии и все культуры.

Что еще серьезнее, эти серийные убийцы взяли под прицел культуру.

Хотя, по сути, ничего нового они не придумали.

В феврале 2001 года талибы муллы Омара подорвали две гигантские статуи Будды в Бамианской долине, которые насчитывают полуторатысячелетнюю историю и являются символами доисламского Афганистана. 14 лет спустя, в январе 2015 года, фанатики ИГ опустошили библиотеку Мосула и сожгли более 2 000 книг, некоторым из которых было более 7 000 лет.

Эти поистине бесценные для истории человечества книги и рукописи теперь уже безвозвратно потеряны.

Как говорил Альберт Эйнштейн, «бесконечны только две вещи — вселенная и человеческая глупость, хотя насчет вселенной я еще не уверен». И он опять-таки был прав.

Боевики ИГ продолжили чинить разрушения и, вооружившись отбойными молотками, обрушили статуи в музее Мосула в феврале 2015 года.

7 марта бульдозеры ИГ сравняли с землей руины древнего города Хатра, которым было более 2 000 лет. Несколькими днями ранее та же участь постигла древнеассирийский Нимрод. Ирак захватывает немалую часть древней Месопотамии и хранит археологические сокровища, которые ИГ может разграбить для финансирования войны или попросту уничтожить, чтобы стереть следы несуннитской культуры.

Однако Ирак — не единственная страна, которой пришлось столкнуться со столь тяжелыми утратами.

В июле 2012 года знаменитые мавзолеи Тимбукту были разрушены группировкой «Ансар Дин». За месяц до того исламисты разнесли мавзолей в Триполи.

На уничтожение обречены любые свидетельства существования ныне угасших цивилизаций, как и все, что не соответствует их сектантскому видению ислама.

Теракт в музее Бардо в Тунисе


Культура стала осознанной целью радикалов. «Когда я слышу слово "культура", то достаю револьвер», — говорил Бальдур Бенедикт фон Ширах, партийный и молодёжный деятель нацистской Германии, затем гауляйтер Вены.

Еврейский музей Брюсселя (четверо погибших в мае 2014 года) был выбран целью одновременно как символ иудаизма и чуждой культуры. А 18 марта стрельбу открыли уже в тунисском Музее Бардо (23 погибших).

В последнем теракте целей было сразу несколько: музей как символ культуры и истории, международное сообщество в лице иностранных туристов, тунисское правительство, которое внесло антитеррористический закон на рассмотрение находящегося по соседству парламента.

Несмотря на (весьма тонкие) идеологические разногласия, у Исламского государства, «Аль-Каиды» и прочих («Боко харам», «Аль-Каида в Исламском Магрибе», «Ансар Дин», «Джабхат ан-Нусра»...) есть один общий момент: стремление уничтожить чужаков, их культуру и историю. Чужие — это все, отличные от них.

Нацисты хотели стереть с лица земли все следы существования еврейского народа, за исключением одного музея. Теракты, разрушения и костры радикальных салафитов говорят о точно такой же идеологии. В том же Ираке устроенные ИГ расправы над езидами приобретают характер геноцида. Следователи ООН, наконец-то, обратились по этому поводу в Международный уголовный суд.

Этническая, культурная и историческая чистка... Радикальный исламизм продвигает не культуру, а антикультуру. Это выравнивание по низу, унификация путем разрушения.

Физическое уничтожение тех, кто не согласен принять их систему ценностей. Интеллектуальное, психологическое и нравственное уничтожение тех, кто присоединяется к ним и после промывания мозгов и участия в самых что ни на есть отвратных бесчинствах уже не может снова стать прежним. Наконец, это уничтожение всех тех отличий, которые обогащают нас.

Стремление Исламского государства к гегемонии и его пугающая способность пускать корни не только на Ближнем Востоке и в Африке, но и в Азии и Европе, представляют собой реальную угрозу. Его политика уничтожения людей, храмов и культуры превращают его в негационистское движение в самом широком смысле этого слова. Оно стремится перечеркнуть прошлое, чтобы переписать историю и подорвать веру во все то, чем оно не является.

Исламистские террористы объявили войну своему главному врагу, демократии. Нам же придется вести эту войну на двух фронтах. Военными силами, причем не только в воздухе, но и на земле, от Ирака до Мавритании. Идеологическое же противостояние развернется повсюду. В школах, семьях, интернете, СМИ, быту... Нужно суметь донести до людей свои мысли. Объяснить грядущим поколениям у власти, что, даже, казалось бы, самые простые удовольствия (кино, музыка, музеи, возможность свободно читать и мыслить) стали забытой роскошью для народов, которые оказались под тиранической властью ИГ и его прихлебателей.

Поэтому, к оружию, сограждане!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.