На этой неделе состоялся первый с момента прихода к власти правительства Нарендры Моди раунд переговоров с Китаем по вопросам границы. Это предоставляет Нью-Дели возможность изучить компромиссы, необходимые для разрешения застоявшегося спора. В Дели и в Пекине у руля находятся сильные руководители, поэтому крепнут надежды на то, что два специальных представителя — Аджит Довал (Ajit Doval) и Янь Цзечи (Yan Jieqi) — смогут осуществить быстрый прорыв в решении пограничного спора.

Достижение компромиссов в вопросах территориальных разногласий само по себе нелегкое дело, несмотря на наличие у Дели и Пекина твердой политической воли. Даже простейшее решение пограничного спора — закрепление положения status quo в качестве официально признанной границы — приводит к воображаемому обмену территориями и вынуждает обе страны изображать карты иначе, чем они привыкли в течение долгого времени.

Учитывая трудность достижения окончательного урегулирования, обе стороны в ходе нескольких последних раундов сосредоточились на проблеме обеспечения мира и спокойствия на границе. Повторяющиеся обоюдные нарушения пограничной линии, как ее понимают стороны, в последние годы усилили напряженность на границе и омрачают двусторонние политические отношения. Кроме того, отсутствие договора о прохождении Линии фактического контроля (ЛФК) усложнило эффективное осуществление многочисленных мер по укреплению доверия, необходимого для установления стабильности на границе, о которых стороны вели переговоры в последние годы. Таким образом, прояснение ситуации с ЛФК становится для обеих стран первой политической необходимостью.

Оба эти подхода — поддержание мира на границе и уточнение ЛФК — ведут к дефрагментации проблемы и тем самым сводят пограничный спор на более низкий уровень. Однако сегодня у обоих правительств появилась самая серьезная возможность заглянуть за пределы пограничного спора и расширить контекст, в котором он существует.

Китайцы часто говорят, что общее расширение двустороннего сотрудничества в более долгосрочной перспективе подготовит условия, чтобы заняться урегулированием трудно решаемой территориальной проблемы, унаследованной из истории. Эта долгосрочная перспектива может оказаться более удаленной, что противоречит желанию Инлии, которой  хотелось бы ощущать себя политически комфортно. Более продуктивный подход заключается в акценте на сотрудничестве вдоль общих, но оспариваемых границ. Такое сотрудничество обязательно должно идти в тандеме с усилиями по поддержанию мира на границе и целенаправленными переговорами по разрешению спора.

Существует три уровня возможного развития индийско-китайского трансграничного взаимодействия. Первый — способствовать развитию торговли и контактов между людьми с обеих сторон границы. Робкие попытки последних десятилетий не имели реального успеха из-за того, что Индия ограничилась торговлей сугубо местного значения. Дели пора инициировать всеобъемлющую торговлю на принципах режима наибольшего благоприятствования по всей границе. Удобной точкой для начала процесса является перевал Натула между Сиккимом и Тибетом. Дели постоянно использует отсутствие надлежащей инфраструктуры в качестве предлога, чтобы уйти от существенного развития торговли на индийско-тибетской границе. Моди следует правильно выстроить эту задачу. Он мог бы использовать решение по углублению торговых связей на тибетской границе в качестве толчка к ускоренной модернизации транспортной инфраструктуры в Южных Гималаях.

Популяризация туризма, включая духовное паломничество — ключевая тема региональной политики Моди. Этот подход дает безграничные возможности Китаю. Дели и Пекин должны сейчас выступить с совместной инициативой по развитию религиозного и культурного туризма на Индо-Гангской равнине и в приграничных районах Тибета, Юньнаня и Синьцзяна.

Во-вторых, Дели может отталкиваться от китайских инициатив создания «Шелкового пути», которые предполагают трех- и четырехсторонние проекты строительства транспортных и промышленных коридоров между западной частью Китая, с одной с стороны, и Северной и Восточной Индией — с другой. На восточном индийском рубеже Пекин подталкивает Дели сотрудничать в создании коридора Бангладеш—Китай—(через провинцию Юньнань)—Индия—Мьянма. Китайцы также выступили с предложением проложить трансгималайский коридор между Тибетом, Непалом и Индией. Совсем недавно посол КНР в Индии Лэ Ючен выступил с интригующей идеей продлить китайско-пакистанский экономический коридор до Индии.

Китайцы инвестируют огромные средства в строительство коридора от Кашгара в Синьцзяне до пакистанских портов Гвадар и Карачи на побережье Аравийского моря. В их планах — соединить эту транспортную артерию с Афганистаном новым шоссе и по железной дороге. Выступая на прошлой неделе в Амритсаре, посол Лэ отметил, что видит сплошные преимущества в налаживании связей между индийским и пакистанским Пенджабами и в их последующем подключении к «новому Шелковому пути». Восстановление экономического сотрудничества между обоими Пенджабами через пограничный пункт Вага—Аттари и между Амритсаром и Лахором остается одной из главных целей индийских усилий по нормализации торговых отношений с Пакистаном.

До настоящего момента Индия рассматривала китайские проекты «Шелкового пути» через уменьшительную призму геополитики. Если она добавит к своим соображениям толику экономического смысла, то в Дели смогут увидеть, что в основе этих инициатив лежат огромные накопленные средства золотовалютных резервов Китая и его избыточные промышленные возможности. Если стремление Китая к региональному сотрудничеству с Индией диктуется его истинными внутренними экономическими императивами, то Дели нужно постараться извлечь из этого выгоду, а не изыскивать хитроумные способы увернуться от инициатив Китая по созданию «Шелкового пути».

И, наконец, появляются новые возможности для беспрецедентного взаимодействия между Нью-Дели и Пекином по региональным проблемам, в частности, относительно будущего Пакистана и Афганистана. Если в прошлом у Дели были основания рассматривать отношения Китая с Пакистаном как непреходящую угрозу, то сегодня настало время взглянуть на них как на потенциальную возможность. В то время как Америка сворачивает боевые действия в Афганистане, а в Пакистане поднимается волна религиозного экстремизма, Китай серьезно озабочен влиянием этих обстоятельств на обстановку в неспокойном Синьцзяне. Если окажется, что Пекин пересматривает свои геополитические приоритеты на северо-западе от Индии, то и Дели также следует, хотя бы на некоторое время, отставить в сторону некоторые из своих неизменных понятий по поводу партнерства Китая и Пакистана.

Готовясь к майскому визиту Нарендры Моди в Китай, Аджит Довал и Янь Цзечи, возможно, придут к выводу, что углубление трансграничного экономического взаимодействия и запуск механизма политических консультаций по проблемам общего для них проблемного региона, могут реально создать более благоприятные условия для стабилизации обстановки на оспариваемой индийско-китайской границе и способствовать нахождению практического решения территориальной проблемы в ближайшей перспективе.

 

Автор — видный индийский политолог и журналист, главный научный сотрудник Observer Research Foundation.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.