Чешские интеллектуалы давно спорят о том, как нужно оценивать явления — с позиций морали или без нее. Эта тенденция выражена в споре о «правдолюбцах». Вацлав Гавел со своим вызывающим восхищение и одновременно высмеиваемым изречением о том, что «правда и любовь должны победить ложь и ненависть», встал на сторону тех, кто рассматривает проблемы с учетом их моральности.

Для Гавела, как он пишет в своем эссе «Сила бессильных», принципиальную роль играла так называемая «жизнь в правде» — собственная моральная аутентичность, которая обладает силой, способной пошатнуть коммунистический режим. Для Гавела политика, экономика и другие области жизни человека были неотделимы от морали. В ней они, скорее, даже «возносились» и становились ее проявлениями.

На противоположной стороне спектра мнений был Вацлав Клаус с тезисом, заимствованным из (нео)классической экономики: главная тут, прежде всего, аксиома стремления индивидов к максимизации собственной выгоды. Для Клауса усилия привносить в ежедневное политическое, экономическое и правовое существование государства мораль являются наивной мечтой. Мол, реальность не найти на театральной сцене или в идеалах. Она заключается в опыте реальной жизни. Мир якобы нужно видеть таким, какой он есть, а не таким, каким он должен быть. Мир никогда не существовал на основе морали, а нормальную работу государства обеспечивает система институтов, которая усмиряет эгоистические желания каждого индивида так, чтобы вместе они способствовали достижению выгоды.

Мнимый самообман идеалистов

Этот спор чешских интеллектуалов до сих пор не утихает. Множество комментариев относительно текущего конфликта Украины — вернее, западных стран — с Россией, на которые явно повлиял либо отчаянный релятивизм, либо так называемый «(нео)реализм» — теория международных отношений, согласно которой в политике все крутится вокруг преумножения власти, отличается моральной неразборчивостью.

Авторы этих комментариев утверждают, что Россия ведет экспансию, но разве не то же делают США? Разве политика расширения Европейского Союза не столь же экспансивна, как российская? По мнению некоторых аналитиков, сравнивающих Россию и Запад, друг против друга идут мощные блоки, соперничающие за власть, которые по сути похожи.

Перед президентскими выборами, на которых соперничали Карел Шварценберг и Милош Земан, некоторые мои знакомые, все с высшим образованием, занимали подобную позицию, отрицающую моральные различия: выберешь одного — плохо, выбери второго — тоже не лучше. Мнения подобного типа всегда обобщающие, и в их основе лежат те же соображения, которые отстаивал Вацлав Клаус: политика — это борьба за власть (так же как экономика — борьба за деньги), и в ней не существует идеалов.

Стремление выявить «более высокоморального» игрока на международной политической арене или «более целостную» личность является якобы самообманом идеалистов, и в этом комичность «правдолюбцев». Не нужно затуманивать собственный разум возвышенными мечтами — нужно трезво оценивать реальность.

Проблема сходства


Ни Европейский союз, ни США не идеальны, да и Карел Шварценберг — не без греха, но все равно, на мой взгляд, подход Клауса ошибочен. «Реалистические» соображения не должны вести к непониманию разницы между двумя различными явлениями. Похожи ли политика расширения ЕС и российская экспансия? Похожи, потому что речь идет о территориальном расширении, но этим сходство исчерпывается. Ситуация в Чешской Республике, за счет которой расширился ЕС, и ситуация на востоке Украины, куда проникает Россия, несравнимы. Неужели кто-то всерьез может считать, что политиа ЕС и России «похожа»? Неужели нужно объяснять разницу между фондами ЕС и русским танком?

И разница есть между политикой не только ЕС и России, но и США и России. Это две различные категории, которые объединяет лишь абстрактное понятие «политика». В США политические решения контролирует народ, а в России, наоборот, политические решения народа контролирует режим. Чтобы США начали вести себя безумно, обезуметь должен народ. И хотя это не исключено, для того, чтобы обезумела Россия, довольно иррационального поведения ее президента Владимира Путина.

Две различные категории


Но США и Россия отличаются и (не)существованием основы демократии, то есть «демоса», народа. В России нет традиции демократического правления, и сейчас совсем не похоже на то, чтобы этот недостаток как-то корректировался. Политика США, напротив, по сути демократическая, и даже если некоторые черты американской внешней политики заслуживают резкой критики, ставить российскую и американскую политику на один уровень просто нельзя.

Так что давайте приветствовать американский военный конвой, а российского будем избегать. Американская и российская политика представляют собой две различные политические категории.

Схожая ситуация имеет место в случае двух наших кандидатов в президенты: Земана и Шварценберга. Сегодня, когда президентом Земаном все больше овладевает, например, популизм (плата за гуманитарное образование), вульгарность (перевод «Pussy Riot») и симпатии к недемократическим режимам (высказывания в Китае и о России, а также запланированная поездка на празднование окончания Второй мировой войны в Москву), критерий «моральности» вновь приобретает значение.

Какой бы ни была личность Шварценберга, ясно, что в отношении Земана нужно было занимать более критичную позицию.

Холодный расчет

Реальность предполагает моральные различия. Холодный расчет безбрежного релятивизма, (нео)классической экономики и (нео)реализма в международных отношениях не только ошибочен, но и трагичен.

Идейные схемы типа «экономика работает всегда по принципу максимизации личной выгоды» или «политика всегда работает по принципу максимизации власти» являются не только умалением разнообразия мира, но и оправданием наших моральных недостатков. Более того, они способствуют экономическому и политическому манипулированию.

Если кто-то, согласно положениям (нео)классической экономики, полагает, что общество работает по принципу эгоизма, он может себя таким же образом вести — и экономика действительно начинает работать. Если кто-то так же, как (нео)реалисты, убежден, что в политике речь идет только о власти, то как же ей работать, когда аналитик превращается в политика?

Несмотря на это, и (нео)реализм в международных отношениях, и (нео)классическая экономика являются полезными аналитическими инструментами. Понимая это, не стоит предполагать, что все люди будут вести себя так же, как мать Тереза. Имея дело с Путиным, нельзя ему говорить, что он «безумец» или «иррационален», хотя с определенной точки зрения он именно такой.

Нужно воспользоваться аналитическими возможностями неореализма и в случае Путина понять, что он стремится максимизировать свою власть, в первую очередь, с помощью насильственной территориальной экспансии, и в этом смысле он совершенно рационален (в другом смысле — совершенно иррационален). Но этот анализ не приводит к выводу о том, что русский танк и фонды ЕС по сути одно и то же. Так же можно анализировать внутреннюю политику на основе стремления к максимизации власти Карела Шварценберга или Милоша Земана. Но, выбирая, нужно оценивать и их моральный облик.

Ошибка Вацлава Клауса


Ошибка Вацлава Клауса, сделанная им еще в самом начале, а также ошибка многих сегодняшних аналитиков в отношении, например, России или выборов президента заключается в замене целостного мнения методологическим подходом. (Нео)классическую экономику и (нео)реализм в международных отношениях нужно считать лишь методологическими подходами, которые только иногда могут пригодиться. Но личный взгляд на ситуацию в целом может быть, и должен быть, совершенно иным.

Тем, кто пеняет на «правдолюбцев», возможно, следует задуматься, например, о содержании книги Петера Бергера и Томаса Лукмана «Социальное конструирование реальности», где говорится о том, что свой мир мы создаем сами.
Из этого, в частности, следует, что если не различать человека внутренне целостного и человека, находящегося во власти своих вредных привычек, нечего удивляться тому, что первый тип начнет исчезать и никогда не будет избран президентом. А когда не различают русские танки и структуральный фонд Евросоюза, то нечего удивляться тому, что в будущем нам представится шанс на собственной шкуре ощутить эту разницу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.