Нью-Дели — Неожиданное решение премьер-министра Нарендры Моди дать добро на приобретение 36 истребителей «Рафаль» в готовом к полетам состоянии прошло без каких-либо подробностей от Нью-Дели, равно как и главная ядерная составляющая его встречи с президентом США Бараком Обамой, о которой первый заммининдел заявил, что сделка состоялась, хотя детали окончательного соглашения всё ещё ожидаются.

Вопросы, на которые надо дать ответ, следующие:

1. Каковы условия поставки готовых к полетам 36 истребителей «Рафаль» вместо 18, предусмотренных первоначально? Какая будет полная цена 36 самолетов? Цена 18 истребителей, изначально бывшая частью тендера L-1, составляла около двух млрд долларов и возросла до неподтвержденной цифры в четыре миллиарда. Теперь, когда число самолетов выросло вдвое до 36, что требует соответствующего технического обеспечения и обслуживания, сколько Индии придется заплатить за сделанный премьер-министром Моди выбор?

2. Это самостоятельная сделка? Или она часть первоначального контакта по поставке 126 истребителей?

3. Как скоро будет это «скоро»? «Дассо Авиасьон» производит в среднем всего 11 истребителей в год. Какие временные рамки обсуждались? И обсуждались ли вообще?

4. Что будет с оставшимися 90 истребителями? Контракт был на 126 самолетов, из которых 108 по первоначальной договоренности должна была произвести государственная компания «Хиндустан Аэроноутикс Лимитед» (ХАЛ). «Дассо» не согласилась с индийским требованием об обеспечении гарантийных обязательств на эти самолеты. Означает ли это, что ХАЛ больше не будет участвовать в сделке?

5. Кто в таком случае получит контракт на остальные 90 истребителей? Будет ли он теперь передан в частный сектор? В нем на данный момент подвизалась семья Амбани — означает ли это, что её кандидатура обсуждается под этот контракт?

6. И, конечно, вопрос на миллион долларов: как была достигнута сделка? Кто вел по ней переговоры? И на каком основании? В военных кругах уже возникли серьезные кривотолки на фоне сообщений о том, что во время встречи премьер-министра Моди один на один с французским президентом Франсуа Олландом была предложена компромиссная сделка. Если это правда, то каковы её контуры?

Это всего лишь шесть вопросов, и если депутаты их зададут, когда 23 апреля возобновится работа парламента, будет ли тогда какая-то ясность относительно сделки, которая дает французам «хороший кусок индийского военно-промышленного пирога». Даже базовая стоимость новой сделки пока не раскрыта — ни для печати, ни неофициально.

«Завеса тайны» вокруг ядерного соглашения с президентом Обамой еще не приоткрыта, остается неясным, как правительству удалось, если это вообще случилось, «расколоть лед» по закону о гражданской ответственности за ядерный ущерб, который препятствовал выполнению соглашения о сотрудничестве в мирной ядерной энергии. Нет ясности и в том, что учитывалось или не принималось во внимание высшим руководством, а также на каком конкретно этапе находится в настоящий момент сделка? Различные суждения, основанные на сведениях из «информированных источников», появились в СМИ в форме новостей и аналитических комментариев, но официальная информация продолжает противоречить сообщениям по данному вопросу.

Примечательно, что единственной крайне недовольной личностью, угрожающей обратиться в суд по сделке о «Рафалях», является один из лидеров БДП Субраманиям Свами. Он выступает за отмену контракта прямо с того момента, как его получила «Дассо Авиасьон». В недавнем интервью СМИ Свами настаивал на том, что сделка была заключена с французской компанией после «частных бесед Сони Ганди, ее сестер и Карлы Бруни, жены тогдашнего французского президента Николя Саркози». Ему еще предстоит просветить страну относительно того, кто же стоит за решением премьер-министра Моди.