Москва — На прошлой неделе, практически сразу после подписания многостороннего рамочного соглашения по иранской ядерной программе, Россия объявила о своем решении начать продавать Тегерану новейшие зенитно-ракетные комплексы. В 2010 году, после ужесточения западных санкций в отношении Тегерана, Россия отказалась поставлять эти комплексы в Иран из уважения к Западу.

Для США решение России поставлять Ирану ракетные системы С-300 стало очередным сигналом того, что враждебность в отношениях между Москвой и Вашингтоном не ослабевает — несмотря на то, что на кону стоит подписание окончательного соглашения по ядерной программе Ирана.

Для Израиля решение России представляет собой угрозу, поскольку ракеты С-300 могут эффективно нейтрализовать упреждающий удар по иранским центрам разработки ядерного оружия, направленный на то, чтобы помешать Тегерану создать ядерную бомбу.

Для России решение о продаже С-300 Ирану является упреждающим ударом несколько иного рода: Россия хочет убедиться, что она не упустит удобную возможность войти на иранский рынок еще до снятия международных санкций.

«Несколько лет назад я слышал, как один дипломат сказал: “Проамериканский Иран гораздо опаснее для нас, чем ядерный Иран”», — рассказал российский эксперт по Ближнему Востоку Георгий Мирский. По его словам, именно этой философией — хотя она не имеет официального статуса — руководствуются многие чиновники Кремля, особенно теперь, когда США предпринимают попытки наладить отношения с Тегераном.

«Если рассматривать эту ситуацию как игру, в которой может быть только один победитель, то Иран, сближающийся с Западом, означает ослабление позиций России, — сказал Мирский. — Поэтому сейчас необходимо нанести превентивный удар — еще до реализации условий ядерного соглашения — чтобы доказать Ирану, что мы являемся самым надежным партнером и единственной державой, на которую можно положиться».

Потенциальное ядерное соглашение с Ираном обещает огромную прибыль инвесторам, присматривающимся к иранскому рынку. По данным Всемирного банка и Международного валютного фонда, даже под гнетом санкций иранская экономика входит в первую двадцатку крупнейших экономик мира — она немного меньше экономики Турции и немного больше экономики Австралии. Если будет заключено соглашение, по условиям которого санкции будут сняты, начнется серьезная конкуренция за долю в нефтехимической и обрабатывающей отраслях, а также на крупном потребительском рынке Ирана.

Восстановление Ирана также несет в себе потенциальные риски для России, особенно в сфере добычи и продажи нефти и газа. Приход иранской нефти на мировые рынки, скорее всего, приведет к снижению экспортных цен на нефть, прибыль от продажи которой является основной статьей доходов России. А учитывая то, что Иран и Россия — это лидеры по объемам запасов природного газа, они могут превратиться в конкурентов, особенно в Европе, которая уже давно ищет альтернативу российскому газу.

Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани на IV Каспийском саммите в Астрахани


Между тем, за последние три с половиной десятилетия у Москвы и Тегерана сформировалось ощущение некого общего дела, которое заключается в противостоянии Западу. Сопротивление давлению США позволяет президенту России Владимиру Путину выглядеть сильным политиком у себя на родине, а для лидеров Ирана защита их народа от влияния Запада напрямую связана с жизнестойкостью исламского режима. Именно поэтому, как считает Мирский, Иран никогда не отвернется от России, несмотря на то, что он с радостью поприветствует у себя западных инвесторов после подписания ядерного соглашения.

Однако этого все равно недостаточно, чтобы убедить Россию в беспочвенности ее опасений.

«Российские власти убеждены, что Запад сделает все возможное, чтобы помешать России приобрести какие-либо преимущества, — считает Федор Лукьянов, аналитик и глава совещательной комиссии по внешней и оборонной политике. — Неофициальные делегации из многих европейских стран и компаний уже приезжают в Иран в ожидании снятия санкций, поэтому Россия насторожилась».

Выполнение условий 800-миллионой сделки на поставку С-300 — страны подписали контракт восемь лет назад, однако из-за введения западных санкций его реализацию отложили — стало важным первым шагом к тому, чтобы гарантировать, что Россия не останется позади теперь, когда многие страны и компании пытаются наладить отношения с Ираном.

Москва также предприняла ряд других мер, чтобы укрепить отношения с Тегераном: на прошлой неделе Кремль подтвердил существование программы «нефть в обмен на товары», которая позволит России покупать у Ирана до полумиллиона баррелей нефти в день в обмен на зерно и другие товары, которые она будет продавать Ирану. Если международные санкции будут сняты, по мнению экспертов, за этим последует заключение целого ряда договоров, в том числе на поставки оружия и строительство атомных электростанций, поскольку в этих отраслях российские товары конкурентоспособны.

«Мы не хотим быть последними в списке новых участников торговли и научных программ. Мы не хотим стоять после Евросоюза, Франции или наших друзей из США, — сказал Андрей Климов, депутат российского парламента от «Единой России», являющийся заместителем председателя Комитета по международным отношениям Государственной Думы, подчеркнув однако, что он выражает свое личное мнение, а не точку зрения российского правительства. — Мы хотим быть среди них или даже немного впереди. Именно поэтому мы начали уже сейчас».

Между тем, российские власти умалчивали о влиянии решения о поставках С-300 в течение недели после объявления о снятии запрета на поставки оружия.

«Ракеты, которые мы пообещали им продать — мы их не продали, мы только их пообещали, — сказал Климов. — Доставить такое оборудование на их территорию немедленно невозможно. Мы же говорим не о нескольких автоматах Калашникова. Это невозможно сделать одним нажатием на кнопку».

По мнению некоторых экспертов, поставки ракет и программа «нефть в обмен на товары», возможно, представляют собой попытку России заставить Запад смягчить санкции, введенные против нее в связи с украинским кризисом, напомнив Вашингтону, что Россия всегда может помешать реализации его планов каким-либо иным образом.

Если подписание ядерного соглашения будет сорвано консерваторами в Исламской республике или Конгрессом США, обещание России продать Ирану оборонительные вооружения, возможно, очень поможет Москве в период напряженных отношений с Западом. На этой неделе министр обороны Ирана выдвинул идею о том, что Россия, Китай, Индия и Иран могли бы создать альянс, потенциально способный стать противовесом НАТО.

«Кажется, Россия хочет стать лидером среди государств-изгоев, если угодно, — сказал российский военный эксперт Александр Гольц. — Это просто очередная возможность отправить Западу четкий сигнал: вы хотите нас изолировать, вы не хотите считаться с нами? Ладно, тогда смотрите, что мы можем сделать».