Соединенные Штаты в настоящий момент являют собой своеобразный внешнеполитический парадокс: с одной стороны, они господствуют над всем миром. С другой, однако, очевидна их полная беспомощность. Несмотря на всевозможные программы по разоружению, они превосходят по количеству вооружений весь остальной мир; кроме того, они постепенно оправляются от последствий экономического кризиса. В то же время, с геополитической точки зрения, они производят впечатление страны, не имеющей четкого плана действий.

Если бы от внешнеполитического «наследства», которое оставит после себя Барак Обама, можно было легко отказаться после выборов 2016 года, то следующий президент наверняка имел бы большой соблазн поступить именно так.

Ибо в настоящий момент пожары полыхают в самых разных уголках планеты — от Сирии, Ирака и Украины через Ливию и Йемен до Нигерии, Пакистана и Венесуэлы. Международный терроризм расцвел буйным цветом. Кибер-война стала в наше время, когда могущество IТ-гигантов вроде Google или Alibaba постоянно растет, реальностью. Подъем Китая и — в несколько меньшей степени — Индии ведет к появлению новых сфер влияния.

Ни один из этих стратегических вызовов не утратит актуальности по истечении срока полномочий американского президента. Его преемнику на этом посту придется постараться, чтобы вновь наполнить жизнью термин «международные отношения». Обама никогда не был изоляционистом, однако ощущение, что он попадает во всё большую изоляцию, постоянно растет. Во внутриполитическом аспекте одной из причин этого была и остается его неспособность привлечь на свою сторону Конгресс, когда в центре внимания стоят по-настоящему серьезные вопросы. В области внешней политики это ощущение возникает ввиду его странной личной отдаленности от ведущих политиков других стран.

В начале своего первого президентского срока Барак Обама выступил с очень важной речью в Каире. Многие восприняли ее как этакую «перезагрузку» напрочь испорченных отношений с мусульманским миром. Однако на самом деле ни президенту, ни тогдашнему госсекретарю Хиллари Клинтон не удалось подтвердить свои слова реальными делами. Воодушевленный врученной ему Нобелевской премией мира, американский президент растратил собственный потенциал на всевозможные (несомненно, в том числе и важные) темы вроде глобального потепления или «поворота лицом к Азии». В то же время о подписании запланированных тогда соглашений о создании зон свободной торговли с Европой или Тихоокеанским регионом говорить по-прежнему не приходится. В отношениях с Россией Обама также добился «перезагрузки», которая, однако, закончилась полным провалом. Отношениям с Европой был нанесен серьезный урон в связи со скандалом вокруг шпионажа со стороны АНБ.

Вполне возможно, что постоянно усложняющиеся конфликты уже не позволяют мыслить стратегически дальновидно и зачастую вынуждают политиков действовать спонтанно. Но все это не отменяет необходимости оставаться последовательным. Тем более что многие кризисы, несмотря на их географическую удаленность, доказали взаимную зависимость разных регионов. Так, например, в 2013 году Обама грозил сирийскому диктатору Асаду военным вторжением, если тот посмеет применить химическое оружие. Это, однако, не помешало Асаду действительно применить его. Что после этого предприняла уставшая от войн Америка? Ничего. Следствием этих пустых угроз Обамы стала аннексия Крыма со стороны России, да и Северная Корея по-прежнему продолжает свои ядерные провокации.

Что можно причислить к внешнеполитическим успехам Обамы? Во-первых, сближение с Кубой. Во-вторых, операцию против террористов из «Исламского государства» в Ираке после того, как европейцы фактического самоустранились от решения этой проблемы. Наконец, недавние договоренности с Ираном. Однако за эти достижения Вашингтону пришлось заплатить высокую цену: охлаждением отношений с Израилем — в этом, впрочем, важную роль сыграл охочий до всяких провокаций израильский премьер Нетаньяху, — а также выросшим недоверием к США со стороны их многолетних арабских союзников, которые опасаются наступления гегемонии шиитов под предводительством Ирана.

Было бы не совсем справедливо искать причины нынешних конфликтов исключительно в Вашингтоне. Хотя в Германии многие любят обвинять во всех бедах именно противоположный берег Атлантики, европейцам стоит быть готовыми ответить на упреки в промахах в области политики безопасности. Тем временем Хиллари Клинтон, которая будет участвовать в следующих президентских выборах от Демократической партии, уже сейчас приходится оправдываться из-за своей хаотичной дипломатии в качестве госсекретаря при Обаме.

 

Карл-Теодор цу Гуттенберг — бывший министр экономики ФРГ (2009 год), затем до 2011 года занимал пост федерального министра обороны.