Писательница и подписант Хартии 77, активистка Ленка Прохазкова удивляется тому, что в дискуссиях вокруг чествования памяти жертв Второй мировой войны в Москве доминируют предположения о том, рядом с кем будет стоять чешский президент Милош Земан. Она хвалит его за высказывание в адрес посла США. «Как автор театральных пьес я способна оценить хорошую реплику, и эта была действительно отличной! Так что заочно я поздравляю и благодарю президента Чехии», — сказала Прохазкова.

Parlamentní listy: Президент Милош Земан в итоге все же поедет в Москве, но не примет участия в военном параде на Красной площади, как ожидалось. Также была угроза того, что правительство не оплатит расходы на поездку. Как воспринимать все эти споры вокруг этого визита? И нормально ли, по-вашему, что президент хоть и будет в Москве, но во время парада будет проводить встречу с премьер-министром Словакии?


Ленка Прохазкова: Мясорубка Второй мировой войны убила 72 миллиона людей. Еще живы те, кто пережил этот ужас. Например, моя мама, у которой гестаповцы убили отца, потому что он отказался на допросе выдать членов своей группы сопротивления. Так что своего деда я не знала — у него нет даже могилы. Его звали Пршемысл Мицка. Он был учителем. Таких смелых людей, которые не дожили до победы, в нашей стране были тысячи. В том числе в память о них проводятся памятные мероприятия в Москве. Мертвым все равно, кто из современных мировых политиков должен или не должен быть приглашен на празднование окончания Второй мировой войны. Если чешское правительство озаботилось этим вопросом, то чьи интересы оно представляет? «Жуткие» идеи членов кабинета о том, рядом с кем президент Чехии, например, мог бы (не дай Бог) стоять на трибуне, говорят лишь об их усилиях, прилагаемых, чтобы сохранить свои места в правительстве. Их кресла — это кресла сатрапов, и, конечно, никто не продержится весь срок. Коллективная трусость сатрапов вынудила президента на компромисс. Но это не омрачает его недавнего высказывания в адрес посла США. Как автор театральных пьес я способна оценить хорошую реплику, и эта была действительно отличной! Так что заочно я поздравляю и благодарю президента Чехии.

— В связи с 70-й годовщиной окончания Второй мировой войны появляются разные новые исторические оценки и «современные тенденции» в изложении истории. Кроме историков высказываются и польские, и украинские политики, а также такие чешские публицисты, как Томаш Клваня. На что, по-вашему, нужно обращать внимание, чтобы новые интерпретации не стали бы одновременным искажением исторических фактов?

— Я еще раз вернусь к своему деду, а также к госпоже Квете Легатовой. Она тоже была членом той группы, и дед сохранил ей своим молчанием жизнь. Однажды она сказала мне: «Твой дедушка был самым смелым человеком, которого я только встречала в жизни». Госпожа Вера, а это ее гражданское имя, была профессиональным учителем. Прописи она считала менее важным делом по сравнению с воспитанием учеников. Благодаря ей, я тоже начала преподавать: сначала в Литературной академии, а теперь в киношколе в Писеке. Это, как сказал бы Томаш Масарик, ювелирная работа. Но малый народ может быть великим своей образованностью и культурой. Наши дети, школьники и студенты — это единственная наша ценность. И учить их открывать глаза, искать и потом передавать — это наша обязанность. Несмотря на «современные тенденции» и сиюминутные политические заказы, наставники должны снова и снова засеивать это поле. Как и родители, разумеется! Переписывать историю — все равно что насиловать мертвого. У меня всегда было отвращение к некрофилам. Но утешает то, что из подобного «удовлетворения» ничего жизнеспособного получиться не может. Но против отвратительных дел нужно всегда, в любое время и при любом режиме, открыто выступать. Не только из-за естественного чувства уважения к мертвым, но и из опасений испортить живые души.

— В упомянутых новых интерпретациях исторических фактов, связанных с окончанием Второй мировой войны, большую роль играют современные политические разногласия и трения с Россией, что часто связано с разговорами об угрозах безопасности в Европе. Речь идет о предупреждении насчет России, которая в 1945 году, будучи СССР, «вторглась» в Чехословакию или Германию с главной целью не освободить эти страны, а обеспечить себе там влияние на десятки лет вперед. Как мы должны оценивать подобные попытки? И что из этого еще приемлемо, а к чему мы должны относиться скорее осторожно?

— Как это оценивать? Вероятнее всего, через призму конференций в Тегеране и в Ялте. Тогда прокладывалась «межа». А потом уже в 1989 году. Я не буду об этом рассуждать, пусть эти студенты сами изучат хронологию, если у них еще есть в распоряжении интернет.

— Мы также несколько раз слышали, что Советский Союз, конечно, внес большую лепту в наше освобождение, но воевали тут, скорее, украинские, а не русские солдаты, то есть на празднования годовщин окончания войны нам бы следовало ездить кланяться в Киев, а не в Москву...


— В Киеве уже кланялся сатрап Заоралек, во время недавнего празднования годовщины Майдана, где он прославлял смену власти воров на власть убийц. Мне интересно, кто поедет 2-го мая в Одессу? Думаю, что местные убийцы еще не получили медали.

Что касается национального состава Красной армии, то достаточно прийти 9 мая на Ольшанское кладбище и посмотреть на тех, кто приносит цветы своим мертвым предкам. Все это разные этносы, и никто не говорит, что одни только русские. Нас освобождали и румыны, и другие народы.

— В связи со Второй мировой войной регулярно появляются сообщения о шествиях в Латвии в честь местных ветеранов Waffen SS. Мол, эти акции официально разрешены. Как вы это объясняете? Должны ли мы это понимать так, что никого не беспокоит, что в стране-члене ЕС официально чествуют нацистских ветеранов?


— Политики ЕС по-прежнему повторяют мантру об европейских ценностях, говорят о корнях, к которым надо вернуться. Нацизм — это сорняк, но и у него есть корни. Срезание сорняка в паре сантиметров от земли похоже, в итоге, просто на стрижку газона. Латвия сама бы не отважилась, но увидев, что ЕС легализовал путчистское правительство в Киеве и легендарного героя Бандеру, она сама «подсуетилась». Нацизм и фашизм — это сообщающиеся сосуды. В прошлом году представители нескольких чешских гражданских инициатив решили организовать акцию в память о патриотах, которые во время Пражского восстания пали в боях за Главный вокзал. О мероприятии было заявлено по всем правилам. Мы позаботились о звуке, встретились у мемориальной доски, повесили ленту с надписью «Нам не хватает вас! Фашизм возвращается». Люди окружили нас, слушали, но потом пришла чешская полиция и во время моего выступления выдернула кабель из розетки. Под предлогом того, что Главный вокзал не является публичным местом, и что какая-то фирма его снимает. Так что даже саркастическое выражение о том, что жаловаться мы можем только на Главном вокзале, уже нельзя использовать.

— Недавно по Чехии проехал американский военный конвой, а теперь в конце апреля планируется «конвой» российский. Я говорю об известном проезде близких к Путину российских байкеров, направляющихся в Берлин, чтобы почтить память жертв Второй мировой войны. Не должны ли мы подобный проезд российских байкеров по нескольким странам Европы, включая Чешскую Республику, посчитать провокацией?


— Любая акция вызывает реакцию. Это закон природы. Свои возражения по поводу американского конвоя и согласия наших сатрапов на эту акцию я высказала в выступлении на демонстрации на Вацлавской площади 28 марта. Чешское телевидение, которое там присутствовало, вероятно, передало запись прямо спецслужбе BIS или дружественной разведке, а к зрителям информация не попала. Я предполагаю, что проезд российских «Ночных волков» чешское правительство ягнят приветствовать не будет. Я, кстати, тоже нет. Я думаю, что им не дадут даже места в казармах Рузыне. Но я надеюсь, что и в рузынской Бастилии они не окажутся. Однако прежде чем попасть к нам, они преодолеют преграды в Польше. Так что, по всей видимости, это будет поездка, полная адреналина. Я думаю и надеюсь, что, в отличие от американских солдат, «Ночные волки» не привезут стрелкового оружия.

— Поговорим о текущих событиях на Украине. Как воспринимать сообщения о том, что американцы вскоре начнут обучать украинских военнослужащих, в том числе и батальон наемников «Азов», который связывают с неонацизмом? Кроме того, глава экстремистского «Правого сектора» Дмитрий Ярош был назначен советником начальника Генштаба украинской армии. Что-то из этого вызывает у вас беспокойство?


— Нас всех это должно беспокоить! Конечно, на Главном вокзале жалобы не принимаются. Но если американцы полагают, что украинским нацистам нужно обучение, то они будут приятно удивлены их сообразительностью и креативностью. Не хватает только церкви, которая бы это чудное сотрудничество благословила. Однако похоже, что Киевский патриархат справится с этой ответственной задачей.

— А как, по-вашему, обстоят дела с единством в Европейском союзе, если говорить о действиях и поведении в отношении России и Украины? Говорят о том, что Москва может отменить ответные санкции для Венгрии, Кипра и Греции. Недавно Москву посетил премьер-министр Греции Алексис Ципрас, а до этого Путин был в Венгрии...


— Политика ЕС кажется мне самоубийственной. Как иначе назвать это, когда своим собственным интересам ЕС предпочитает интересы кого-то другого. Более того, все это Евросоюз «упаковывает» в катехизис демократии и прав человека.

Является ли неонацизм демократическим? В интересах ли Европы воевать с Россией? Почему Россию называют агрессором, если она защищается? Подобных вопросов — десятки. Является ли единственным ответом то, что все европейские политики, за редким исключением, разом рехнулись? Их поразил какой-то вирус? Вероятно, да, но это не вирус слабоумия — это осознание их бессилия. Бессилие шокирует. Бессилие — это почти то же, что и отчаяние. Христианство учит нас, что отчаяние — это грех. Потому что верующий человек не впадает в отчаяние, а надеется на божью помощь. Но Соединенные Штаты — не бог. А тем более — не милосердный бог. Это шантажист, который хочет решать свои проблемы посредством вассалов. И войну он хочет вести, как всегда, не на своей территории. Он лишь поставит оружие и инструкторов. И приборы ночного видения. Россия из без приборов ясно видит, что творится, и куда это приведет. И пытается предотвратить катастрофу. Ее политика реалистична. Я не утверждаю, что президент Путин — демократ. Он государственный деятель, который защищает интересы своей страны, и совсем не с помощью распространения хаоса в других странах. Если вспомнить его давнюю знаменитую речь в Мюнхене, то стоит признать, что этот человек имеет совесть, и тогда он предлагал настоящее сотрудничество. Но он не был услышан. США и ЕС нужен был новый Ельцин. И теперь он есть. Его зовут Обама. И хотя он не пьяница, для марионетки неважно, под чьим влиянием она пляшет.