Копенгаген — Российские власти недавно пригрозили нацелить ядерные ракеты на датские военные корабли, если Дания присоединится к системе противоракетной обороны НАТО. Это была явно возмутительная угроза стране, у которой нет намерений нападать на Россию. Но она отражает и более фундаментальное свойство внешней политики Кремля: отчаянное желание удержать стратегическое влияние России в эпоху беспрецедентных вызовов ее авторитету.

Конечно, российские руководители прекрасно знают, что противоракетная оборона НАТО не направлена на их страну. Когда я работал генеральным секретарем НАТО в 2009-2014 годах, мы постоянно подчеркивали, что цель ПРО — защищать страны Альянса от угроз, возникающих за пределами евро-атлантического пространства. Любой человек даже с элементарными знаниями физики и техники — а это два предмета, в которых русские превосходны, — может понять, что данная система спроектирована как раз для этих целей.

Российские ядерные угрозы — в адрес Дании и других стран — являются характерным признаком слабости страны, находящейся в экономическом, демографическом и политическом упадке. НАТО не ведет агрессивной политики против России, как об этом заявляет кремлевская пропаганда. Нынешний конфликт между Россией и Западом, выразившийся в украинском кризисе, является по свой сути столкновением ценностей.

Вспомните, как начинался украинский конфликт: на почти всегда мирных демонстрациях десятки тысяч граждан Украины из всех частей общества стали требовать соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Никто не требовал погромов русскоязычного населения Украины, хотя Кремль утверждает обратное. И о членстве в НАТО речь не шла.

Однако Россия отреагировала быстро и жестко. Задолго до того, как протесты обернулись насилием, российские чиновники стали обвинять демонстрантов в том, что они неонацисты, радикалы и провокаторы. А как только тогдашний президент Украины Виктор Янукович сбежал из Киева, президент России Владимир Путин начал операцию по аннексии Крыма.

Она стала не только грубым нарушением международного права, но и прямо противоречила частым и настойчивым заявлениям России о том, что ни одна страна не имеет права гарантировать свою безопасность за счет другой. Украинские демонстранты выступали против своего правительства, а не против российского. Сама идея, что Украина может представлять собой военную угрозу России, абсурдна. И даже если Украина была бы членом НАТО, агрессивная война против России являлась бы абсурдным сценарием, поскольку такая война абсолютно не соответствует интересам союзников.

Для России угроза, созданная протестующими украинцами, была экзистенциальной. Требуя перемен, свободы и демократии, причем прямо у российского порога, демонстранты поставили под сомнение путинскую модель «суверенной демократии», в которой президент уничтожает всех оппонентов, ограничивает свободу прессы, а потом говорит гражданам, что они могут выбирать руководство страны. Кремль боялся, что если украинцы получат то, что хотят, россияне могут вдохновиться и последовать их примеру.

Именно поэтому руководители России стали так охотно называть украинских лидеров русофобами и фашистами. Именно поэтому они годами говорят о странах Балтии как о больных угнетателях своих русских граждан. И именно поэтому они сейчас изображают Евросоюз упадочным, аморальным и коррумпированным. Кремль отчаянно пытается убедить россиян, что либеральная демократия — это плохо, а жизнь с Путиным — это хорошо. Для этого нужна не только демагогическая ложь внутри страны, но и демонстрации насилия и нестабильности в соседних государствах.

Перед лицом масштабной атаки российской пропаганды Запад обязан продолжать поддерживать Украину, а также Грузию и членов НАТО — Эстонию, Латвию и Литву. Как бы это ни было болезненно, мы должно сохранять — а при необходимости расширять — санкции против России и укреплять фронтовую линию НАТО. И мы обязаны признать реальность: пришло время, когда, похоже, надо платить за нашу оборону.

Величайшей силой Запада является демократия; она помогла нам обеспечить мир для двух поколений и покончить с коммунистическим правлением в Европе почти без единого выстрела. Хотя либеральная демократия далека от совершенства, она остается лучшей защитой от экстремизма и нетерпимости — и наиболее мощным двигателем человеческого прогресса.

Если Запад позволит России нападать на соседние страны только потому, что они способны вдохновить россиян на реформы, это будет означать, что демократические ценности более не достойны защиты. Это подорвет роль Запада как модели процветания и свободы, примеру которой стремятся следовать общества по всему миру. И это уничтожит не только остатки морального авторитета Запада, но также и смысл, ради которого существует НАТО.

Такой подход подвергнет Запад опасности атак со стороны Путина и подобных ему агрессоров. Он станет пощечиной всем тем смелым мужчинам и женщинам, которые каждый день по всему миру рискуют своей жизнью ради свободы и демократии.

Никого не должны обмануть кремлевские политтехнологи. Конфликт в Украине — не про Украину. И не про Россию. И даже не про НАТО. Он про демократию. Запад должен ответить соответствующе.