Цви Маген (צבי מגן), возглавлявший израильские посольства в России и на Украине, а ныне — глава российского отдела в Институте национальной безопасности, прокомментировал российско-израильские отношения на фоне снятия запрета на поставку зенитно-ракетных комплексов С-300 в Иран, предупреждения Путина относительно поставок израильского оружия на Украину и намерений России выступить посредником на палестино-израильских переговорах.

Маген подчеркнул, что, несмотря на громкие заголовки, президент России не делал никаких угрожающих заявлений по поводу поставок израильского оружия на Украину. По его словам, со стороны российского лидера это была не более чем просьба. «Он скорее просит, чем угрожает. К тому же, никто в Израиле не говорил о намерениях продавать оружие украинской стороне», — отметил Маген. Он добавил, что СМИ значительно преувеличили масштаб заявления Владимира Путина.

Как полагает Цви Маген, российский президент, обращаясь к Израилю, хотел в первую очередь снизить напряженность. Путин вовсе не настроен на конфронтацию с Израилем, у него есть свои интересы по отношению к нашей стране.

Бывший посол объясняет мотивы действий российского руководства не столько двусторонними отношениями Москвы и Иерусалима, сколько стремлением Кремля стать влиятельным фактором во всем ближневосточном регионе. По этой причине Россия сближается с Ираном — и одновременно налаживает тесные отношения с Египтом, Иорданией и Саудовской Аравией. На фоне слышны отголоски конфликта Путина с Обамой и другими западными лидерами. В русле этих усилий есть и контакты с палестинцами.

Маген подчеркнул, что усиление влияния России в регионе способствует дополнительному развитию ее военного и экономического потенциала.

«Ближний Восток стал ареной глобального российско-западного противостояния. На этом фоне Россия старается использовать палестинский фактор для усиления своего влияния в регионе и закрепления статуса посредника и арбитра. Россия участвует в Квартете спонсоров мирного процесса и других похожих форумах. Она не столь активна, как другие державы, но, тем не менее, инициирует различные процессы», — говорит Маген. При этом в ближайшем будущем следует ожидать активизации России в качестве нового посредника на палестино-израильских мирных переговорах. По его мнению, Россия готова рискнуть некоторым ухудшением отношений с Израилем ради продвижения своего статуса в регионе. Но при этом до серьезного конфликта с израильским руководством не дойдет, так как посредническая роль предусматривает нормальные отношения с обеими сторонами, как с палестинцами, так и с израильтянами.

Цви Маген полагает, что выбор иранской проблемы и палестино-израильского конфликта был осознанным. Российское руководство точно опознало эти факторы как наиболее заметные в регионе и намерено воспользоваться этим для укрепления своих позиций на Ближнем Востоке.

На вопрос о том, как будет сочетаться российское посредничество с аналогичными американскими усилиями Цви Маген ответил, что после очевидной неудачи попыток госсекретаря США Джона Керри сдвинуть мирный процесс с мертвой точки Россия намерена заявить, что может предложить нечто новое, выдвинуть какую-то инициативу, способную дать положительные результаты.

Он предположил, что Россия будет предлагать региональное, всеобъемлющее решение вместо двусторонних переговоров, которые продвигал Джон Керри. Владимир Путин считает, что следует действовать постепенно, преодолевая этап за этапом, а не пытаться заранее определить точные даты мирного урегулирования, как делали американцы, в итоге не сумевшие добиться желаемого. «Россия предлагает сначала прийти как какому-то принципиальному взаимопониманию и предварительному соглашению, а главные спорные вопросы отложить на потом», — сказал Маген. Этот подход напоминает тактику поэтапных действий Ясира Арафата, который предлагал начинать с малого, продвигаясь в сторону основной цели, но, как отметил бывший посол, в последнее время именно палестинская сторона требовала начать мирный процесс с урегулирования основных проблем, например, статуса Иерусалима.