Несколько дней назад «Исламское государство» (ИГ) распространило серию снимков, на которых запечатлено, как боевики группировки до смерти забили камнями мужчину по причине его гомосексуальной ориентации. Но дискриминация по признаку сексуальной ориентации вовсе не является изобретением экстремистов, равно как и жестокость наказаний, чинимых ИГ, которые обычно записываются на камеру для нагнетания драматизма. По законодательству Сирии, гомосексуализм считается преступлением, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет. Даже президент страны Башар Асад неоднократно называл повстанцев «геями», что является серьезным оскорблением. ИГ, по сути, не привнесло ничего нового, а лишь усугубило и радикализировало дискриминацию, которая уже имела место.

Возникает ощущение, что дискриминация распространяется по всему миру. СМИ сообщают о наиболее вопиющих случаях, как в Уганде, где в 2014 году был принят закон, предусматривающих уголовное преследование лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Или в Индии, где в декабре 2013 года Верховный суд восстановил закон из колониального прошлого страны, который ставит под запрет сексуальные контакты между лицами одного пола. В этой связи нельзя не упомянуть и Россию, где недавно принятый федеральный закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений ввел в ранг преступления любые публичные акции в защиту прав сексуальных меньшинств.

Гражданам Аргентины это может показаться невероятным. 15 июля 2010 года, когда был принят закон 26.618, Аргентинская Республика стала первой страной в Латинской Америке и десятой в мире, легализовавшей однополые браки. Уже тогда этот закон пользовался поддержкой 57,7% населения. Из всех стран Америки только в Канаде этот процент был немного больше (63,9%). Сегодня он еще возрос. Полемика, развернувшаяся в Аргентине по этому поводу, положила начало обсуждению подобных вопросов на всем континенте. В этом отношении, например, термин «однополый брак», принятый в нашей стране, стал широко использоваться в публичных дискуссиях в Уругвае, Колумбии, Чили и Бразилии. Поэтому нельзя отрицать влияние аргентинского закона на изменения, которые произошли впоследствии в регионе.

Мы стали первопроходцами, и наша поддержка прав сексуальных меньшинств может стать визитной карточкой Аргентины на международной арене. На этой неделе президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер прибыла в Россию с официальным визитом с целью обсудить возможности расширения двустороннего сотрудничества в экономической и энергетической сфере. Но в повестку визита нужно было бы включить и вопрос о том, что мы живем в мире, в котором многие подвергаются преследованию или дискриминации по признаку сексуальной ориентации. Аргентина может стать примером для других стран и образцом для подражания: наша собственная история велит нам встать на защиту демократии, свободы и прав человека.