Страны с интересами в Арктике — или, как еще говорят, на Крайнем Севере — часто рассуждают о «поддержании низкого уровня напряженности». Однако России, похоже, рассказать об этом забыли. Недавно российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, возглавляющий московскую комиссию по развитию Арктики и находящийся под санкциями в Европейском Союзе, Соединенных Штатах и Норвегии, неожиданно прибыл на расположенный за Полярным кругом норвежский остров Шпицберген. В небе над Швецией и Данией российские самолеты едва не сталкиваются с коммерческими авиалайнерами. Россия также усиливает воздушное патрулирование у побережья Норвегии. Кроме этого она модернизирует технику для работы в арктическом регионе, примерно половина которого ей принадлежит, и разрабатывает арктических спасательных роботов. Но хуже всего, что Россия начинает диктовать в Арктике свою волю.

Если Россия явно видит в Арктике краеугольный камень своей будущей мощи, прочие арктические страны не придают этому региону такого значения. По словам бывшего посла США в Норвегии Барри Уайта (Barry White), «правительство Соединенных Штатов не верит, что мы уже втянуты в арктическую гонку». Норвегия, морское и воздушное пространство которой затрагивают 80% возросшей региональной активности России, считает своими главными приоритетами в регионе международное сотрудничество, экономику и экологию, а не безопасность. Дания заявляет, что ее «политика в сфере арктической безопасности нацелена на то, чтобы предотвращать конфликты и избегать милитаризации Арктики». Финляндия хочет «примирить на основе международного сотрудничества ограничения, которые накладывает на нас арктическая экология и экономические возможности, которые предоставляет регион».

Все это резко контрастирует с действиями России. В то время, как большинство арктических стран не рассматривает Арктику как потенциальное поле боя, Россия, по-видимому, думает иначе.

«Десятилетиями шаг за шагом Россия укрепляла, наращивала своё присутствие, свои позиции в Арктике, и наша задача — не только их в полной мере восстановить, но и качественно усилить», — утверждает Путин. Его риторика подкрепляется как упомянутыми выше действиями и восстановлением военной базы на Новосибирских островах, так и отправкой в регион десяти военных кораблей и четырех атомных ледоколов. Судя по всему, если большинство арктических стран видят в Арктике территорию для мирного развития, то у России на нее совсем другие планы.

С точки зрения России, подобный грубый напор вполне оправдан. Европу сейчас одолевают финансовые и политические трудности, а для Соединенных Штатов важнее Ближний Восток и Азия, что делает Арктику наименее приоритетным для США направлением. Когда Европа и Америка все же обращают внимание на проблемы Арктики, их в первую очередь волнуют последствия изменения климата, рост перевозок и туризма, строительство и развитие инфраструктуры, а также борьба с загрязнением. Все это важно, однако напрямую не связано с агрессивной политикой России в регионе. Таким образом, северные государства как будто предполагают, что текущий режим арктической безопасности всех устраивает. Однако это очевидно не так. Россия явно хочет от региона большего, чем остальные страны.

Как можно противостоять арктическим провокациям России? Это важный вопрос для Соединенных Штатов — особенно с учетом того, что им вскоре предстоит возглавить Арктический совет. Во-первых, прочим арктическим странам следует увеличить свое военное присутствие в регионе. Демонстрация силы необходима, чтобы Россия поняла, что она не может беспрепятственно взять Арктику под контроль. Во-вторых, странам Арктики следует укреплять свою экономическую и военную инфраструктуру, чтобы не отставать от российской модернизации и не утрачивать контроль над обширным регионом. В экологической и энергетической области с Россией необходимо сотрудничать. Наконец, НАТО должна признать, что в сферу ее ответственности входят, в том числе, арктические территории, которые также следует защищать и использовать — например, Шпицберген, Аляска и часть севера Канады (впрочем, в последнем случае может помешать обычное упрямство Канады в арктических вопросах). Альянсу следует выработать новую стратегию работы в Арктике в военно-политическом аспекте.

Эти предложения — не панацея. Даже если их идеально провести в жизнь, это не помешает России пробиваться в Арктику, которую она считает исключительно важной для своего будущего. Проблема в том, что сейчас будущее арктического региона диктуется действиями России. Другим северным странам пора изменить это положение дел и снизить напряженность в Арктике.

Алекс Уорд — заместитель директора Центра международной безопасности имени Брента Скоукрофта, специалист по оборонной политике США, стратегии и военным вопросам.