Португалия относится к ряду стран ЕС, еще не признавших геноцидом истребление армян в Османской Империи в 1915 году. И это несмотря на все, чем страна обязана армянину Галусту Гюльбенкяну (Calouste Gulbenkian)? Почему?

По утверждению некоторых историков, вопрос, вынесенный в заглавие этой статьи, был задан Адольфом Гитлером в 1939 году, когда нацистский лидер приводил в исполнение свой план по массовому уничтожению евреев, что позднее стало называться Холокостом или геноцидом. К счастью, Гитлер оказался не прав, и спустя столетие люди хранят память об убийстве более миллиона армян, совершенном Османской империей в 1915 году, хотя эти события и продолжают вызывать многочисленные споры, поскольку Турция не считает данный акт геноцидом.

Холокост был признан почти во всем мире, однако окончательная констатация того факта, что армянская резня тоже являлась геноцидом, кажется, произойдет еще нескоро ввиду политических интересов. В Европе лишь 11 из 28 государств-членов поддерживают позицию армян, и Португалия принадлежит к тем, кто еще не решился на этот шаг.

По-моему, в Португалии подобная позиция выглядит по меньшей мере странно, если принять во внимание историю португальско-армянских отношений, и в частности проведенную в нашей стране работу выдающегося армянского мецената Галуста Гюльбенкяна. На самом деле, Гюльбенкян родился в Стамбуле и не пополнил список жертв геноцида армян лишь благодаря тому, что в то время находился за пределами Турции.

Неужели у Португалии столько собственных интересов в Турции, что она всячески избегает совершить этот шаг? Если у нас хватило смелости признать преступлениями изгнание евреев из Португалии и преследование «новых христиан», оставшихся в стране, почему бы нам не сделать то же самое по отношению к армянам? 25 апреля, например, был бы хороший день для того, чтобы признать геноцид.

Тем, кто ставит экономические и политические интересы выше гуманизма, хотелось бы напомнить, что армянская диаспора довольно сильна и богата во многих странах мира, включая Россию. Из личного опыта я знаю, что армяне испытывают глубокое уважение и симпатию к нашей стране благодаря тому, как в ней был принят Гюльбенкян. Когда армянин приезжает в Лиссабон, первое, что он хочет знать, это где находится здание Фонда и статуя Гюльбенкяна.

Соединенные Штаты решили не раздражать Турцию, и потому Барак Обама в своем послании не стал употреблять слово «геноцид», заменив его определением «убийство». Тогда как Германия мужественно назвала вещи своими именами.

Разумеется, нельзя не отметить здесь смелые слова папы Франциска, который не только прибегнул к термину «геноцид» для определения массового убийства армян 1915 года, но и сравнил его с «двумя другими человеческими трагедиями, возникшими в недрах нацизма и сталинизма».

Чего же ждут португальские власти? В данном случае, они даже не рискуют показаться более папскими, чем сам папа.