В преддверии предстоящего в среду выступления премьер-министра Японии Синдзо Абэ (Shinzo Abe) на совместном заседании обеих палат Конгресса — первого такого выступления японского лидера в истории — многие заговорили о прошлом. Извинится ли Абэ еще раз за то, как вела себя его страна во время Второй мировой войны, и если да, то в каких формулировках? Южная Корея, находившаяся в первой половине 20 века под властью Японии, активно выступает за то, чтобы в ходе визита г-на Абэ историческое прошлое оставалось на первом плане.

В целом, в этом нет ничего удивительного. Спустя 70 лет после окончания войны, в нескольких странах планируются мемориальные мероприятия. Последние выжившие жертвы японской агрессии — корейские «женщины для утешения» и американские военнопленные — хотят добиться ясности до того, как их поколение уйдет со сцены. Прошлые заявления г-на Абэ дают некоторые основания сомневаться в том, что он хочет того же. Поэтому важно, чтобы в речи, которую он произнесет в среду, и в оценке прошлого, которую он должен дать этим летом, премьер-министр подтвердил, что Япония осознает свои военные преступления и раскаивается в них.

Однако, оборачиваясь назад, мы не должны забывать о тех семи десятилетиях, которые прошли с 1945 года. Япония сумела превратиться из милитаристского и империалистического государства в мирную демократию, надежного союзника США и хорошего соседа для прочих азиатских стран. Если она сумела отчасти вернуть себе былое влияние, то сделала это, опираясь на экономические успехи и на помощь развивающимся странам, а не на военную мощь. Как и Германия, во внешней политике она долгое время была, пожалуй, даже излишне пассивна.

Теперь Япония, подобно Германии, осторожно начинает вести себя увереннее. Прочим азиатским демократиям следует это только приветствовать. Г-н Абэ стремится переосмыслить японскую «конституцию мира», которая оставалась неизменной с тех пор, как американцы написали ее в последовавший за войной период оккупации. Он хочет, чтобы Япония, когда это нужно, могла помогать своим союзникам — в том числе Соединенным Штатам и Южной Корее. Он укрепляет связи с Австралией, Индией и другими демократическими странами, в то время как Китай расширяет свое влияние, опираясь на совсем другую политическую философию. Г-н Абэ также ведет переговоры о свободной торговле с США и 10 другими тихоокеанскими государствами. Если это соглашение будет заключено и Конгресс его не торпедирует, оно сможет открыть для американской продукции выгодные японские рынки.

Обычно Соединенные Штаты прикладывают большие усилия, чтобы заставить союзников увеличить оборонные расходы и подтолкнуть их активнее участвовать в поддержании мира и стабильности за пределами их собственных границ. Между тем Япония уже делает первое (пусть и в скромном масштабе) и сама хочет приступить ко второму. Сейчас, когда другие союзники — и в частности Британия — отступают в сторону и концентрируются на собственных проблемах, Соединенным Штатам нужно приветствовать открывающуюся возможность.