Глава норвежской Рабочей партии Й.Г. Стёре, основываясь на своих контактах в России, описывает В.В. Путина как «агрессивного изоляциониста». Представители деловых кругов в Норвегии и в Западной Европе уже понесли и продолжают нести значительные экономические потери из-за антироссийских санкций. В условиях, когда санкции негативно влияют и на наш бизнес, и население в целом, при этом совершенно не способствуя реальному и конструктивному решению «крымского» вопроса, лидеру этой партии следовало бы предложить какие-то конкретные варианты выхода из сложившейся ситуации.

В течение последних 20 лет у меня самого были контакты с российскими, литовскими и украинскими лидерами, собственниками недвижимости в Крыму, ведущими военными деятелями, политиками, учёными ряда стран, бизнесменами, олигархами, представителями культурной среды. В проводимом анализе я хочу учесть не только свой опыт службы в Вооруженных Силах и многолетнее членство в либерально-консервативной партии «Хёйре», но и необходимость понимания и уважения русского народа, поиск быстрых путей к мирному и конструктивному сосуществованию в Европе.

Когда руководство России во главе с Президентом В.В. Путиным в 2014 г. приняло решение аннексировать Крым и части Восточной Украины, соединяющие Россию с полуостровом, у него, по его собственному мнению, были на то весомые военно-стратегические и геополитические основания.

Прибрежный город Севастополь в Крыму имеет большое военно-стратегическое значение для России. С Украиной было заключено соглашение о продлении срока пребывания российского Черноморского флота в этом городе до 2042 г. Однако в долгосрочной перспективе, особенно, когда Украина в последние годы была в большей степени ориентирована на НАТО и ЕС, России была вынуждена предпринимать шаги по обеспечению стабильных условий пребывания Черноморского флота и частей своих Вооруженных Сил, базирующихся в Крыму и Севастополе.

В такой ситуации у российского руководства и Президента В.В.Путина было два альтернативных варианта:

— Аннексировать Крым и части Восточной Украины, соединяющие Россию с полуостровом, примирившись с краткосрочными негативными последствиями для страны в виде ухудшения отношений с мировым сообществом, а после референдума в Крыму объявить о вхождении полуострова и Севастополя в состав Российской Федерации.

— Вступить в диалог с украинскими властями и, соответственно, со стоящими за их спиной НАТО и ЕС, чтобы постараться договориться о таком же решении.

Российское руководство, конечно же, осознавало, что второй вариант был совсем нереалистичным. Такие переговоры стали бы просто бесполезным и неприемлемым для них сизифовым трудом. Первый же вариант позволял с помощью решения Госдумы гарантировать  вхождение «Республики Крым» и Севастополя, «города с особым правовым статусом» в состав Российской Федерации.

Западные лидеры раздули из крымского конфликта идею о геополитической угрозе, утверждая, что и другие страны могут быть аннексированы. Они констатировали ухудшение ситуации в области безопасности, ввели против России экономические санкции, которые уже негативно сказываются на предприятиях и населении всех стран.

Пора бы уже вернуться к сути проблемы — конфликту из-за аннексии Крыма и «крымского коридора».

Мы должны принять тот факт, что Россия является и в будущем останется великой державой, которая хочет взаимодействовать со всеми членами мирового сообщества именно как великая держава.