ЭКОНОМИКА: Филантрокапитализм, категория, связанная, прежде всего, с именем Джорджа Сороса, был воспринят современным обществом в качестве замены государственного перераспределения богатства. Таким образом, деятельность его агентов выглядит более позитивно вне зависимости от вызванных ей экономических последствий.

Сегодня нам привычно, что такие воротилы бизнеса как Билл Гейтс, Уоррен Баффет или Джордж Сорос крупными СМИ представляются как великие филантропы. Такое отношение, если даже взять только этих троих, дает предостаточно материала, чтобы подробно изучить этот феномен. Речь идет о трех из десяти самых богатых людей мира, а значит, о трех людях, которые в очень большой степени генерируют мировое неравенство в момент нынешнего системного кризиса. Но среди них особое место занимает один — Джордж Сорос. Главная причина в том, что Сорос был непосредственным учеником одного из наиболее влиятельных философов и социологов ХХ века — Карла Поппера. Сам Сорос тоже занимался наукой, хотя, в отличие от своего учителя, не достиг таких вершин.

Джорджу Соросу, американскому гражданину из венгерских евреев, приписывают самые разные дела и профессии, от финансиста до философа, от магната до писателя. Согласно Forbes, он находится на десятом месте рейтинга самых богатых людей мира с состоянием в 24,2 миллиарда долларов. При этом, суммарное состояние 80 человек, входящих в рейтинг, равно суммарному состоянию 3,5 миллиардов более бедных людей, то есть половины населения планеты. Отсюда вытекает, что на каждого из восьмидесяти миллиардеров приходится по 200 миллионов бедняков. Свои миллиарды Сорос сделал на трех финансовых катастрофах (и сам признает это в книге «Глобальный кризис капитализма») — девальвации фунта стерглингов в 1992 году, обвале азиатского рынка ценных бумаг в 1997-ом и дефолте 1998 года в России. Все они были спровоцированы самим Соросом, опять же согласно его собственному признанию, возможно аморальными методами, что совпадает с оценкой финансовых аналитиков как из частных, так и из государственных структур.

С другой стороны, Королевская академия испанского языка содержит следующее определение слова «филантроп» — «человек, который отличается любовью к ближнему и своими делами во благо других». Если поставить это определение рядом с тремя названными событиями, то не нужно глубокого анализа, чтобы увидеть явное противоречие. Но глобальным СМИ на это наплевать, потому что у них есть очень четкая цель: узаконить «возможно аморальные» действия самых богатых людей планеты и создать такой когнитивный и дискурсивный контекст, чтобы у читателя этих СМИ складывалось впечатление, что огромные состояния ассоциируются, в первую очередь, с широкой благотворительной деятельностью. Иными словами, заставить поверить, что эти люди генерируют долгосрочное равенство, а не умножают неравенство. Но если мы проанализируем три кризиса, спровоцированных Соросом, эта концепция разваливается.

Три кризиса Сороса

Девальвация фунта 1992 года. Во времена, когда еще никто и слыхом не слыхивал о хедж-фондах, Джордж Сорос за 24 часа — в «черную среду» — умудрился заработать миллиард долларов на валютной финансовой спекуляции. Англия переживала тяжелый экономический момент, Сорос решил воспользоваться этим в своих интересах и отдал своему фонду приказ атаковать. В результате английские налогоплательщики потеряли 3,3 миллиарда фунтов, а глобальные последствия для общества сложно оценить, но именно они явились толчком к приватизации в социальной сфере и сокращению финансирования социальных программ. Вот слова самого Сороса о его действиях в Англии: «Если бы мне нужно было сталкиваться с конкретными людьми, а не с рынками, я не смог бы избежать моральной проблемы выбора между двумя вариантами. Я благославляю небо за то, что оно направило меня в сферу финансовых рынков, где мне никогда не пришлось запачкать рук» (Туссен, 2002: 144).

Азиатский кризис 1997 года

В ходе этого кризиса Сорос действовал похожим образом, как и в Англии пятью годами раньше, только на этот раз в Малазии. Тогдашний малазийский премьер-министр, Махатхир Мохамад, возложил на Сороса ответственность за финансовый кризис в стране и последующий обвал экономик ряда стран Юго-Восточной Азии. Позже кризис распространился на такие страны как Тайланд, Южная Корея, Индонезия и Филиппины. Марисела Рейес Лопес в книге «Социальные последствия финансового и экономического кризиса в Азии» пишет, что сильнее всего кризис ударил по самым незащищенным слоям населения. В частности, она анализирует процент безработицы, который резко вырос — только в 1998 году, по данным Международной организации труда, общее количество безработных увеличилось на 10 миллионов человек. В то же время уровень бедности упал до значения 20-летней давности, согласно исследованиям в рамках Программы развития ООН. В этой ситуации, отвечая на обвинения Махатхира, Сорос сказал в ноябре 1997 года в одном интервью: «Если и существует человек, полностью совпадающий со стереотипом еврея‑плутократа‑большевика, мирового заговорщика‑сиониста, то это я».

Дефолт в России 1998 года

После этих двух описанных выше эпизодов Джордж Сорос стал одной из наиболее авторитетных и влиятельных фигур в мире финансов. В 1998 году он заявил, что российский финансовый рынок находится в терминальной фазе и что необходима девальвация рубля на 15-25%. Буквально несколько дней спустя рубль упал на 31%, что дало основания заместителю главы Международного валютного фонда, Стэнли Фишеру, обвинить самого Сороса в девальвации российской валюты. Спекулятивная операция, проведенная финансовыми рынками под руководством Сороса, привела к падению биржи на 20%, вследствие чего Россия вынуждена была попросить займ в размере 22,6 миллиардов долларов. Но помимо роста цен — инфляция достигала 300% — и банкротства ряда банков, последствием кризиса стало резкое падение уровня жизни россиян. Сам же Сорос в результате дефолта пришел к заключение, что совсем неважно, прав ты или виноват: важно лишь, сколько ты заработаешь, если прав, и сколько потеряешь, если неправ.

Филантрокапитализм

Естественно, что те, кто изучил биографию Джорджа Сороса, а потом пишет о нем так, как это делают крупные испанские газеты вроде El País, El Mundo, ABC, La Razón, La Vanguardia или такие экономические издания как El Economista или Expansión, не моут даже вообразить себе, что есть вещи поважнее права на информацию. Позиция, траслируемая крупнейшими СМИ в Испании, абсолютно идентична по отношению к такого рода персоналиям. Способность к критическому подходу, необходимая для того, чтобы заниматься журналистикой, равна нулю, она отсутствует. Но этому должно быть какое-то объяснение.

Объяснение основывается на том, что филантрокапитализм был воспринят современным обществом в качестве замены государственного перераспределения богатства, в том числе распределения на основе позитивной дискриминации в англосаксонских странах. Сам термин «филантрокапитализм» был впервые использован Мэтью Бишопом, главным редактором журнала The Economist в книге «Филантрокапитализм: как богатые могут спасти мир». Суть его заключается в совместном инвестировании социальных проектов самыми богатыми людьми планеты с целью максимизировать прибыль от них. К этой деятельности, кроме самого Сороса, уже присоединились такие видные миллиардеры, как Билл и Мелинда Гейтс, Марк Цукерберг, Джордж Лукас и Меллоди Хобсон, Дэвид Голдберг и Шерил Сэндберг, Пол Сингер, Джефф Сколл, Пол Аллен, Ричард и Джоан Брэнсон, Стив Бинг и Джон Колдуэлл. При этом происхождение денег, которые инвестируются, не является ни логической, ни этической проблемой. Зато такая деятельность значительно улучшает личный и корпоративный имидж.

Сорос инвестирует в Испанию

Прежде чем закончить, необходимо проинформировать читателей, что начиная с 2014 года Джордж Сорос начал активно интересоваться спекулятивными инвестициями в Испанию. Для начала он вложился в финансовый сектор и менее чем за два года инвертировал 500 миллионов евро в банк Santander, а также 400 миллионов в недавно приватизированную компанию Aena, 200 миллионов в компанию Endesa и 175 миллионов в Bankia. Но особую тревогу вызывает его внедрение на рынок недвижимости. Испания переживает самый тяжелый со времен Гражданской войны экономический, социальный и культурный кризис, вызванный, в первую очередь, пузырем на испанском рынке недвижимости, который лопнул в 2008 году. Сейчас, когда цены на недвижимость достигли минимума, начинают поступать спекулятивные инвестиции. Так, например, Сорос уже владеет 3% строительной компании FCC систер Копловиц и инвестициями на сумму по меньшей мере в 700 миллионов евро.

Одновременно был создан фонд недвижимости, Azora, инвестиционная компания, в которую Сорос вложил 500 миллионов евро и которая консультирует его команду, состоящую, в частности, из представителей Goldman Sachs, в свою очередь консультировавших ответственных за нынешний мировой кризис.

Ввиду отсутствия структурных изменений в этом системном кризисе может показаться, что выход в том, чтобы пустить в страну капитал человека, ответственного за крупнейшие спекулятивные операции и финансовые кризисы по всему миру. Но в таком случае следует допустить, что в результате спекуляций разразится следующий кризис по той же схеме. Такие фигуры как Сорос, который является прекрасным примеров представителя экстрактивных элит, считаются необходимыми для «мягкого» выхода из кризиса, а не его виновниками. Если эта логика возобладает, следующий кризис будет похож на этот, только начнется он в условиях объективно худшего материального положения трудящихся масс.