Ох, как мне хочется написать, что представители эфиопской общины правы. Мне хочется написать, что пора прекратить дискриминацию выходцев из Эфиопии на рабочих местах, пора перестать смотреть на них сверху вниз, пора перестать относиться к ним, как к несчастным и обездоленным.

Мне хочется написать о том, что я поддерживаю их борьбу, что пора изменить ситуацию. Если я напишу об этом, то почувствую себя умным, просвещенным и справедливым. Я получу тысячи «лайков» на своей странице в «Фейсбуке». Но... Увы, я не могу написать подобным образом. Однако и нечто противоположное я тоже не могу написать. Почему?  Все очень просто. Я не знаком ни с одним представителем эфиопской общины.

Я пытаюсь вспомнить, когда впервые я познакомился с представителем эфиопской алии? По-настоящему. Речь не о случайном знакомом по армейской службе, не о каком-то парне-туристе, встреченном мной в Индии. Мне 33 года, и я не могу вспомнить ни одного эфиопского знакомого.

Я прислушиваюсь к голосам протеста эфиопской общины, к голосам, доносящимся с улицы. Мне хочется присоединиться к этим людям, поддержать их протест, мне хочется кричать, что эти люди заслуживают большего. Но я совсем не знаю о том, что им действительно мешает, что их волнует. Потому что, если ты не общаешься с кем-то в повседневной жизни, ты не в состоянии понять его проблемы, его чувства, его обиды. И если бы меня спросили, на чем должен быть сфокусирован протест эфиопской общины, то я ответил бы — именно на этом. Существует острая необходимость создания точек соприкосновения между выходцами из Эфиопии и представителями других групп населения страны. Необходим диалог, близкое знакомство с проблемами этой общины. Израильское общество должно понять, что происходит с этими людьми.

Хотите говорить о полицейском насилии? Можно. Но при это не следует забывать, что израильская полиция, слава Богу, не обходит своей «заботой» ни одну группу населения. Я помню множество видеозаписей в «Фейсбуке», где светлокожие люди получают удары от раздраженных полицейских.

Проще всего отнестись к этому протесту, как к борьбе обездоленных и голодных. Но, прошу прощения, мне это видится иначе.  Это борьба людей, которые любят свою страну и хотят чувствовать себя в ней равными. Попытка представить протест эфиопской общины, как борьбу обделенных и несчастных приведет к обратному результату, не к тому, к которому стремятся молодые инициаторы и участники протестного движения. Новое поколение израильтян эфиопского происхождения стремится избавиться от подобных ярлыков.