Ничего не помогло. Ни Хаммер, ни Дитрих. Сейчас взрывчатое вещество должно было освободить путь французским солдатам. Жуткий взрыв и солдаты Бернара де Нонанкура (Bernard de Nonancourt) увидели дыру в воротах из стали.

Один унтер-офицер осторожно протиснулся: он оказался в одном из самых потаенных мест Третьего рейха — Кельштайнхаус Адольфа Гитлера, расположенный на высоте 1800 метров над уровнем моря в районе Берхтесгадена. Незадолго до начала Второй мировой войны, 20-го апреля 1939 года, НСДАП подарила своему «фюреру» на 50-тилетие этот дом, находящийся на головокружительной высоте, потратив на него тридцать миллионов рейхсмарок.

Сейчас, примерно через шесть лет 5-го мая 1945 года, француз Нонанкур находился в покинутом здании. Освещая себе путь, он проникал все глубже внутрь. Вдруг он замер, объятый чувством глубокого уважения. «Вы не поверите!»- растерянно крикнул он своим товарищам. Сотни бутылок вина лежали в комнате — одна ценнее другой. Несколько лет спустя Нонанкур говорил: «Там были все редкие вина, о которых я когда-либо слышал».

Вино сорта «Бордо», Бургундское вино, коньяк, шампанское из самых известных погребов Франции — Боланже, Пайпер Хайдсик, Моэт. И Салон. Увидев этикетки, Нонанкур растрогался. Несколько лет назад он работал в Шампани в одном винном погребе, где наблюдал за тем, как немцы крали эти бутылки по поручению Германа Геринга. Пришли французы. Для того чтобы как победители вернуть их обратно на родину.

Сражение за каждую бутылку

Поэтому целыми днями войска Нонанкура вели жесткие гонки со своими американскими союзниками. Дон и Пети Кладструп (Don und Petie Kladstrup) в своей книге «Вино и война» (Wein und Krieg) описали ожесточенные гонки между союзниками по дороге к Оберзальцбергу. В частности, их описание основывалось на материалах одного интервью Бернара де Нонанкура.

В последние дни войны каждая нация хотела первой занять овеянный мифами Оберзальцберг, который был вторым центром власти после Берлина. Многие высокопоставленные лица НСДАП приобрели резиденции рядом с гитлеровским Бергхофом. Среди них были Герман Геринг, Мартин Борман, Альберт Шпеер. Предполагалось, что здесь были спрятаны украденные произведения искусства со всей Европы. «После того как они нас умоляли к нам присоединиться, они просто исчезли», — жаловался на французов один американский солдат.

Они были чрезвычайно обеспокоены тем, что американцы «поднимут руку» на их вино во время празднования победы. Разведка проинформировала о том, что многочисленные украденные бутылки оказались в винных погребах доверенных лиц Гитлера в Берхтесгадене. Уже во время немецкой оккупации французы ожесточенно сражались за каждую каплю.

Парижский ресторан La Tour d’Argent замуровал двадцать тысяч бутылок лучшего вина для того, чтобы защитить их от конфискации. Глава одноименного винного погреба Франсуа Тэтэнжэ (François Taittinger) оказался в тюрьме, потому что он продал захватчикам низкопробное вино. В ночи бесследно исчезали поезда с алкогольными напитками в вагонах.

Старожил торговец коврами отправлял пыль ведущим ресторанам, где кельнеры «опыляли» бутылки с вином дешевой «сивухой» и продавали как высококачественное вино немецким офицерам за баснословные суммы. «Еще одной бутылкой меньше для немцев!» — поднимали бокалы французы, пробуя дорогое вино.

Со спиртом

Бергхоф, резиденция Адольфа Гитлера в Оберзальцберге


Почти такое же большое недоверие как к немцам французы оказывали и американцам во время возвращения страны. Один генерал объяснил британскому военному корреспонденту Финфорду Воган -Томасу (Wynford Vaughan-Thomas): «Американцы были необходимы, но историки, знакомые с историей вина, придет к выводу о том, что их даже близко не подпускали к мало-мальски хорошему винограднику».

Американцы достаточно хорошо подтвердили репутацию «винных невежд». В 1944 году для совместного торжественного обеда высокопоставленные французские офицеры предоставили выбор самых изысканных вин различных годов сбора урожая. Но американцы их удивили. Один американский полковник рассказал: «Наш доктор хорошенько разбавил это вещество антисептиком из лазарета». Самый старший по званию французский генерал быстро проглотил пойло из уважения к братьям по оружию и прошептал: «О, свобода, каких только преступлений не совершали из-за тебя!»

Неудивительно, что 4-го мая 1945 года французские солдаты были первыми, кто восхищался красотами Альп в Берхтесгадене, также как ранее Гитлер. Бернару де Нонанкуру, принадлежавшему к династии, занимавшейся производством шампанского, пришлось недолго наслаждаться красотами. «Завтра Вы пойдете в горы», — проинформировал его вышестоящий офицер. К дому Гитлера. Однако подъемник к зданию, установленный в скале, не подлежал восстановлению, так как эсесовцы нанесли ему серьезный ущерб для того, чтобы усложнить путь врагу, который захочет завладеть Кельштайнхаусом.

На следующий день после находки винного богатства французские солдаты на носилках вниз с горы спускали многочисленные бутылки. Но кроме тех, на которых была надпись «Зарезервировано для вермахта». Солдаты знали, что их соотечественники наполняли такие бутылки дешевым вином. Победа, напротив, обмывалась великолепными винами. Прежде всего, во время тяжелой работы, когда, например, на здание был водружен французский триколор.

Пробки от шампанского свистели в воздухе

Затем на грузовиках и на танках солдаты доставили алкоголь в безопасное место. Наконец прибыли американские войска. Крайне рассерженные. Вскоре дело дошло до рукоприкладства между французами и американцами, которые почти переросли в вооруженное противостояние. Американский генерал Уэд Хэйслип (Waide Haislip) «наехал» на французского генерала Филиппа Леклерка (Philippe Leclerc): «Вы находились в нашем подчинении! И все еще находитесь!»

Во время этой ссоры американские солдаты искали крепкие напитки. Десять тысяч бутылок ожидали солдат в одном только винном погребе Геринга. Один американский офицер забавлялся: «Выглядит так, как будто кто-то готовился к тому, чтобы защищать гору бутылками вина».

В чемоданах солдаты выносили напитки из домов, разрушенных союзниками во время бомбардировок. В конце концов началась ужасная пьянка. Американский военный корреспондент Ли Миллер (Lee Miller) описывал настроение: «Снаружи бушевала дикая вечеринка. Пробки из-под шампанского свистели в воздухе у сигнальной мачты». Выглядело драматично на фоне горящего гитлеровского дома в горах.

Сплошные пьяные люди


На следующее утро после пьянки некоторые французы полностью потеряли контроль над собой. Они расстреляли одного немецкого инженера, который хотел вести переговоры с союзниками из-за своих работников. Его заместитель Хайнц Норис привел для подкрепления высокопоставленного американского офицера вместе танком. Немец рассказывал: «Тогда офицер сам увидел беспорядок: сплошные пьяные люди, они ходили туда-сюда с картинами, взрывали винные погреба. Соответственно они и выглядели».

«Оружие офицера возымело действие, — говорил Норис. — Американец выпустил очередь из пулемета под ноги солдат, так что они прыгали как зайцы». Первое празднование победы закончилось для французских солдат тяжелым похмельем.

Американцы в свою очередь устроили три последующих дня беспрецедентное питейное состязание. Несмотря на это, генерал Филипп Леклерк был доволен. Все же он с помощью своих солдат спас лучшие вина Франции. Один подчиненный подытожил происходящее: «Ведь Господь любит французов».