Для Урсулы фон дер Ляйен (ХДС) все могло развиваться самым лучшим образом — наконец-то ей доверили важное ведомство, теперь ей приходится заботиться не только о яслях, а об обороне Германии. Наконец-то, она может участвовать в определении геополитических стратегий, фотографироваться на фоне крепких людей в военной форме, доказывать свои менеджерские способности в кризисных ситуациях, показать себя в трудных испытаниях, пока не будет понятно каждому — кто будет готов, когда Союзу понадобится преемник для Ангелы Меркель.

И вот теперь — только огорчение. Не только из-за того, что штурмовая винтовка G36 производства концерна Heckler & Koch, не стреляет, как следует, именно в тот момент, когда это так необходимо — при непрерывном огне. Не только из-за того, что фон дер Ляйен упрекают в том, что она слишком долго медлила, скрывала проблемы, слишком долго отправляла солдат в бой с ненадежным оружием, пока, наконец, не подняла вопрос о списании винтовок.

Лояльна не к конституции, а к концерну

В дополнении ко всему прочему сейчас выяснилось, что высокопоставленные чиновники министерства обороны ФРГ пытались предотвратить критические репортажи о винтовке G36. Не при помощи гневных звонков в редакции — к этому журналисты привыкли — а с задействованием военной контрразведки MAD. Уже одно только это считалось бы ужасным инцидентом, но все еще хуже — ведущие чины оборонного ведомства планировали спецоперацию не самостоятельно, а совместно с оборонным концерном Heckler&Koch, производителем злосчастной винтовки.

Необходимо разъяснить, что означает эта история. Чиновники в конце 2013 года не только хотели незаметно решить это неприятную проблему. Их сговор с оборонным концерном при планировании спецоперации против журналистов доказывает — и это намного страшнее — перед кем они на самом деле чувствуют ответственность. Не перед конституцией, которая гарантирует свободу печати. Нет, лояльность продемонстрирована по отношению к оборонному концерну, с которым ведомство связывает многолетнее партнерство. То, что до слежки за журналистами дело не дошло, объясняется только с тем, что Ульрих Биркенхайер (Ulrich Birkenheier), тогдашний глава MAD, сам не допустил действий против прессы.

А министр? Она ничего не знала

Но что сделала Урсула фон дер Ляйен, после того как в марте 2014 года, через три месяца после вступления в должность, ей во всех подробностях рассказали о планах ее сотрудников? Что она предприняла против своих неверных подчиненных? Ничего.

Хорошо, некоторые из недемократических защитников отечества уже в отставке, их она не могла уволить. Но предполагаемого организатора планируемой операции и его помощника она вовсе не освободила от должности — она всего лишь перевела руководителя подразделения на другую должность, где он продолжал получать жалование, будто служащий на благо своей страны и конституции. Один из его подчиненных, замешанный в скандале и особенно настаивавший на слежке за журналистами, до сегодняшнего дня работает в его подразделении, отвечающем за оснащение солдат — в тесном сотрудничестве с оборонной промышленностью. Теперь министерство обороны заявляет, что министр сама долгое время ничего не знала о планируемой операции. Но позднее были приняты меры.

Но пока хотя бы один участник той операции находится на госслужбе, нужно признать, что полумеры — это не меры. Немного разведки — это не разведка. И то, что министр была якобы не в курсе происходящего, не является оправданием. Она несет ответственность за деятельность ведомства.

Условно управляемое министерство

Список министров оборонного ведомства, потерпевших крах за последние годы, длинный. Это министерство, кажется, живет по своим собственным законам и является только условно управляемым. Если у Урсулы фон дер Ляйен не получится быстро взять его под контроль при помощи своего, частично вызывающего сомнение понимания демократии, то ей придется подыскивать прощальную мелодию для своего ухода намного быстрее, чем ей того бы хотелось.

Если хочешь знать, действительно ли политик дорос до решения поставленной перед ним задачи, предоставь в его распоряжение министерство обороны. Его самый тяжелый кризис Урсула фон дер Ляйен не сможет побороть при помощи солдат, отправленных в миссии по всему миру — а только в борьбе за авторитет в собственном ведомстве. Сейчас она проходит испытание.