Бывшему министру обороны Дональду Рамсфелду (Donald Rumsfeld) обычно ставят в заслугу то, что он десять лет назад придумал термин «новая Европа», назвав так посткоммунистические страны Восточной и Центральной Европы. В то время эти государства считались стойкими проамериканскими членами НАТО, где осуществлялись обширнейшие экономические реформы, сокращались налоги, и приватизировалась система социального обеспечения.

Сегодня ситуация отличается кардинально. Премьер-министр Словакии Роберт Фицо и президент Чехии Милош Земан — единственные лидеры стран НАТО, которые завтра приедут в Москву, чтобы отметить окончание Второй мировой войны (ну и греческий премьер-министр Алексис Ципрас сюда же, скорее всего). Отдать дань памяти павшим солдатам — достойный жест, но ситуация там будет весьма сомнительная — не только потому что они присоединятся на празднованиях к целой когорте деспотов, включая казахстанского президента Нурсултана Назарбаева и венсеуэльца Николаса Мадуро — но и по причине продолжающейся российской агрессии на Украине.

Помощники Фицо и Земана пытаются по-своему нарисовать эту историю, подчеркивая, что эти руководители не будут присутствовать на военном параде на Красной площади (хотя они появятся в Кремле на приеме, который проводит Путин). Но этот их шаг вряд ли уменьшит опасения по поводу того, что эти страны налаживают удобные связи с российским режимом.

Кроме Фицо и Земана, ближайшим союзником Путина в Европе считают премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. В прошлом году Орбан заключил сделку в области атомной энергетики на 12 миллиардов евро с российской государственной корпорацией «Росатом» (позже ее отменило ядерное энергетическое агентство ЕС). Орбан пытался засекретить подробности этого соглашения на следующие 30 лет.

За некоторыми исключениями ослабевает и реформаторский пыл, на смену которому приходят благодушие и повсеместная коррупция. Так, по меркам индикаторов Всемирного банка, уровень коррупции в Словакии, Венгрии и Чехии сегодня выше, чем в любой другой год с момента вступления этих стран в Евросоюз.

По данным опроса Евробарометра за 2013 год, 33% словаков лично знают тех, кто брал или берет взятки. В целом по Евросоюзу этот показатель составляет всего 12%. Что еще хуже, 39% венгров (и 29% словаков) считают приемлемым давать деньги, дабы «получить что-то от органов власти». В Финляндии так считают лишь 7%.

Масштабная коррупция разрушает доверие к новым политическим институтам и порождает недовольство. Новые исследования экономистов Симеона Дянкова (Simeon Djankov) и Яна Зилинского (Jan Zilinsky) из Института Петерсона говорят о том, что даже если учесть разницу в уровне богатства, жители посткоммунистических стран заметно меньше удовлетворены своей жизнью, чем люди в других странах. В значительной степени эта большая разница объясняется коррупцией.

Коррупция также дает России серьезные рычаги влияния в регионе. В последние годы наплыв российских денежных средств в Латвию, например, вызывает опасения в отмывании денег и в просачивании туда Москвы. Ранее отмечалось, что в 2009 году избирательную кампанию Нилса Ушаковса (в тексте идет латвийское написание его имени — прим. пер.) финансировала российская внешняя разведка.

Часть вины за это лежит на Брюсселе. Миллиарды евро «структурных фондов» из ЕС зачастую оказывались в карманах местных олигархов, что способствовало усилению коррупционной практики. По данным Transparency International, «нормальная» ставка отката в Венгрии по небольшим закупочным проектам составляет от 10 до 15%. А по крупным, переоцененным инфраструктурным проектам, которые финансируются ЕС, эта ставка может быть существенно выше.

Отсутствие американского лидерства в этом регионе сказывается на ситуации еще более существенно и заметно. Американское государственное финансирование общественных организаций, а также «Радио Свободная Европа / Радио Свобода» когда-то играли важную роль в продвижении правильной политики и в усилении подотчетности власти. С тех пор как американские политические руководители перенесли центр своего внимания на другие страны, слабо финансируемые средства массовой информации и организации гражданского общества в этом регионе сталкиваются с трудностями в своих попытках проследить за политиками и сдержать кремлевскую пропаганду.

В 2008 году администрация президента Обамы решила «перезагрузить» российско-американские отношения и отказаться от планов строительства щита противоракетной обороны в Центральной Европе. Центральные европейцы в ответ на отсутствие интереса со стороны Америки стали проявлять все больше холодности в отношении Североатлантического альянса, и расходы на оборону там стали существенно ниже 2% ВВП, которые являются целевым показателем, установленным НАТО.

Вместо того, чтобы усиливать НАТО и ЕС, «новая Европа» рискует стать бременем для этих организаций. Ситуация здесь ни в коей мере не безнадежная, но чтобы не дать этому региону превратиться в разнородное сборище коррумпированных и неработоспособных государств, Запад должен незамедлительно признать, что в этой части мира что-то пошло совершенно не так, как надо.

Автор — научный сотрудник Института американского предпринимательства (American Enterprise Institute) в Вашингтоне. Он также младший приглашенный научный сотрудник Центра Макса Белоффа (Max Beloff Centre) при Букингемском университете.