На фоне того, как Ближний Восток вот-вот взорвется, а планета раскаляется добела, хотелось бы, чтобы жизнь замерла на месте, и мир как можно дольше оставался без движения — чтобы страны пришли в себя. Самые острые проблемы современности — от терроризма до глобального потепления — принимают невиданные угрожающие масштабы. Что еще хуже, эти транснациональные проблемы по определению невозможно решить на уровне одной страны. Для их решения требуется беспрецедентное объединение усилий самых влиятельных стран мира.

Однако проблема состоит в том, что вновь на первое место выходит геополитика. Оказывается, в мире царят суровые законы джунглей — причем в гораздо большей степени, чем многие предполагали, и это отрицательно сказывается на международном сотрудничестве. Стремительно обостряется соперничество в сфере стратегических интересов. По-видимому, наиболее ярким примером является геополитический конфликт на Украине, но это лишь один пример того, как увеличивается пропасть между Западом и его стратегическими соперниками — в особенности Россией и Китаем. Помимо опасности возникновения конфронтации основных держав, такая напряженность в отношениях служит помехой в противостоянии международным угрозам.

Мир вынужден как-то решать эти проблемы, даже при том, что внутренний кризис в разных странах нарастает в основном под влиянием — и даже в результате — событий, происходящих в соседних странах или за океаном.

В эти дни международная организация Council of Councils, представляющая собой сеть экспертно-аналитических центров из 26 стран, опубликовала доклад, в котором собраны факты, указывающие на тревожные последствия ослабления международного сотрудничества. По оценке руководителей этих центров в последнее время эффективность деятельности международного сообщества крайне низка — и вряд ли вообще заслуживает каких-либо оценок.

Все эксперты без исключения выражают крайнюю озабоченность в связи с серьезными конфликтами в Сирии и на Украине — а также в связи с явной неспособностью ООН и других международных организаций урегулировать эти конфликты.

Это не тот мир, о котором возвестил Обама, представляя свою первую стратегию национальной безопасности в 2010 году. Тогда Белый дом описал новую эру глобально мира, в которой главным в умении управлять государством будет не сглаживание геополитического соперничества, а решение общих проблем взаимозависимости. «Власть во взаимосвязанном мире больше не является игрой с нулевым исходом».

Увы, ни Россия, ни Китай (в числе прочих) к этим словам не прислушались. От Восточной Европы и Ближнего Востока до Южно-Китайского моря разногласия между великими державами не только усугубляют нестабильную ситуацию в этих регионах, но и накаляют обстановку в других регионах, сводя на нет совместные усилия по противодействию таким международным угрозам, как кибервойны.

В историческом плане постепенный переход власти к странам с формирующейся рыночной экономикой ослабил господствующее положение США, в результате чего мир остался без явного лидера. Начиная с 2000 года, в мире происходит наиболее стремительное за всю историю и наиболее радикальное перераспределение экономической мощи. Теоретически это позволит новым игрокам сыграть свою роль и получить свою справедливую долю. Но на практике развивающиеся и развитые страны находятся в состоянии конфликта по вопросам политических предпочтений и готовности брать на себя дополнительную ответственность.

Одним из ярких примеров является проблема глобального потепления, перед лицом которой основные развитые и развивающиеся страны разобщены в отношении того, каким образом разделить между собой затраты и ограничения, связанные с необходимостью сохранения планеты. А пока возможность активизации экономического сотрудничества, возникшая в связи с Великой рецессией, практически полностью упущена. То, что США не одобрили реформу Международного валютного фонда, лишь подтвердило сомнения Китая в том, что Запад когда-нибудь примет развивающиеся страны в свои ряды.

В ответ Китай предпринимает немалые усилия с целью создания параллельных организаций на фоне противодействия США — что демонстрирует потенциально опасные разногласия в международной экономике. Аналогичным образом соперничество в вопросах кибербезопасности между основными игроками — Китаем, Россией и США — а также принципиально отличающиеся точки зрения по вопросу соблюдения прав человека мешают странам обсуждать правовые аспекты, которые позволили бы снизить вероятность масштабных кибервойн, которые могут перерасти и в реальную войну.

К сожалению, с учетом этих противоречий перспективы решения наиболее острых мировых проблем — таких, как череда конфликтов на Ближнем Востоке — кажутся довольно мрачными. Центральный орган, призванный сохранять международный мир и безопасность — Совет Безопасности ООН — приходит в состояние ступора, когда его членам кажется, что под угрозу ставятся их основные интересы, в результате чего он оказался не в состоянии предотвратить войну в Сирии, не говоря уже об Украине.

Возобновление геополитического соперничества означает нелегкие времена для международного сотрудничества, которое всегда зависело от совпадения интересов великих держав. Поэтому не стоит удивляться, если мы увидим, что усилившееся стратегическое соперничество перейдет и в другие сферы, в которых обстановка была сравнительно благополучной — например, в сферу сотрудничества по борьбе с терроризмом.

И, тем не менее, в докладе Council of Councils обозначены существенные возможности для ощутимого прорыва в направлении международного сотрудничества, которыми политики США могут и должны воспользоваться в своих интересах. К таким возможностям относится расширение мировой торговли путем проведения переговоров в рамках Транстихоокеанского партнерства и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, настойчивое проведение реформ с целью расширения возможностей Всемирной организации здравоохранения в противостоянии таким угрозам, как вирус Эбола, а также работа по обеспечению взаимных обязательств в решении проблем глобального потепления. И, наконец, переговоры с Ираном предоставляют новые возможности в противодействии одной из самых непреодолимых угроз международному миру и безопасности, существующих в последние десятилетия. Не исключено, что настойчивое продвижение вперед с целью развития международного сотрудничества в этих направлениях поможет снять даже те противоречия, которые препятствуют прогрессу в других сферах.