Все мы знаем, что неравенство в Америке в последние несколько лет усилилось. Но расхожая мудрость в рядах консерваторов и даже многих либералов неизменно гласит, что неравенство — это цена, которую мы платим за развитие. Если мы хотим добиться большего развития, нам надо смириться с увеличением разницы в доходах. Сегодня нобелевский лауреат, профессор Колумбийского университета и бывший советник Билла Клинтона в вопросах экономики Джозеф Стиглиц (Joseph E. Stiglitz) пробил брешь в этой азбучной истине, написав новый доклад для Института Рузвельта под заголовком «Переписывая правила». По сути дела, это дорожная карта, показывающая те тенденции и изменения в политике на предстоящие четыре года, которые хотели бы увидеть многие сторонники прогресса.

Там есть немало провокационных мыслей и глубоких откровений, но главный вывод таков: неравенство не является неизбежным, и это не социальная проблема, а экономическая, потому что именно из-за него каждый экономический подъем с 1990-х годов происходил медленнее и дольше, чем предыдущий. Неравенство — не плата за экономический рост. Скорее, это причина и симптом замедления роста. Доклад Стиглица ошеломляет, особенно если сравнивать его с менее радикальной работой Центра за американский прогресс (Center for American Progress) о том, как укрепить средний класс, которая написана другим бывшим советником Клинтона Ларри Саммерсом (Larry Summers). Многие полагали, что в работе Саммерса будут изложены направления экономической политики Хиллари Клинтон.

Кое в чем эти работы перекликаются, но доклад Стиглица смелее и глубже. В нем дается гораздо более убийственная оценка тем политическим изменениям, которые произошли не только в годы правления Буша, но и в период президентства Билла Клинтона. В частности, речь идет о дерегулировании финансовых рынков, об изменениях в корпоративной системе оплаты за труд, а также о налоговых переменах с начала 1990-х годов. Во время презентации и групповой дискуссии на тему неравенства и ее соотношения с ростом (я там выступил модератором, а в обсуждении приняли участие такие эксперты как лауреат Нобелевской премии Боб Солоу (Bob Solow), профсоюзный экономист Хезер Баучли (Heather Bouchley), профессор Массачусетского технологического института Саймон Джонсон (Simon Johnson), профессор Корнельского университета Линн Стаут (Lynn Stout) и социолог Стэн Гринберг (Stan Greenberg)) Стиглиц особо подчеркнул, что и республиканская, и демократическая администрации виновны в том, что разрабатывали политику, способствующую усилению неравенства, а также создали концепцию, утверждающую, что ничего с этим неравенством мы поделать не можем. «Неравенство не является неизбежным, — сказал Стиглиц. — Речь здесь идет о решениях, которые мы принимаем, и о правилах, которые мы создаем, структурируя нашу экономику».

Один из самых важных экономических вопросов в ходе президентской кампании в 2016 году будет звучать так: «Почему неравенство важно?» Ответ прост: потому что оно тормозит рост, а следовательно, негативно отражается на благосостоянии каждого. Но причины неравенства намного сложнее, и они носят системный характер. Сенатор Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren) и мэр Нью-Йорка Билл де Блазио (Bill de Blasio) также присутствовали на форуме и помогли расставить все точки над «i» в данном вопросе. Де Блазио призвал активнее проводить общественные акции, дабы «продвигаться к обществу, которое отдает предпочтение труду, а не богатству», а Уоррен повторила свой довод, прозвучавший на прошлой неделе, когда она говорила о неравенстве и торговле. Она считает, что если президент Обама получит полномочия по ускорению трансатлантического торгового процесса, крупные банковские лоббисты по обе стороны Атлантики смогут еще больше выхолостить финансовые реформы, предназначенные для борьбы с неравенством. Из-за этого выступления президент назвал Уоррен слабо информированной (она не стала уточнять причины такого заявления). Уоррен отметила, что это торговое соглашение составляется во взаимодействии с 500 негосударственными организациями, 85% из числа которых являются либо отраслевыми лоббистами, либо представителями крупного бизнеса.

Заклинания Уоррен о «подтасовке» экономической игры Америки имеют непосредственное отношение к двум ключевым выводам из доклада Стиглица. Во-первых, что неравенство — целиком и полностью из области политэкономии, и что оно связано с политическими решениями Вашингтона, который благоволит богатым. Во-вторых, что в основе проблем лежит не какое-то отдельное решение — закон Додда-Франка, налог на доход от прироста капитала, реформа здравоохранения или трудовые нормы — а все они в совокупности. «Наша экономика — система», — говорит Стиглиц. И борьба с неравенством потребует системного подхода во множестве областей — в финансовой реформе, в корпоративном управлении, в оплате руководителей компаний, в налоговой политике, в антимонопольном законодательстве, в кредитно-денежной политике, в образовании, здравоохранении и трудовом законодательстве. Она также может потребовать капитальной перестройки такого института как Федеральная резервная система. Стиглиц и Солоу сходятся во мнении о том, что ФРС должна начать регистрировать безработицу по-новому, сосредоточившись не на каком-то отдельном целевом показателе, а на том, когда реально начнут увеличиваться зарплаты. По словам Стиглица, это наилучший признак того, что ситуация с безработицей в стране меняется в лучшую сторону.

Мышление такими более целостными категориями стало бы важной переменой для законодателей, привыкших следить за каждым из этих вопросов по отдельности, причем каждый со своей колокольни. Но как отмечали во время обсуждения Стиглиц и прочие экономисты, это зачастую взаимосвязано. Задумайтесь, например, о том, как пенсионные фонды работают с активными акционерами, чтобы побудить корпорации к чрезмерному заимствованию денежных средств ради крупных выплат инвесторам, в то время как сниженные зарплаты и уменьшившиеся прибыли, которые хранятся на оффшорных счетах в налоговых убежищах, говорят о том, что долгосрочные инвестиции не вкладываются в реальную экономику, а это замедляет рост. Или как из-за привязки льгот в сфере здравоохранения к компаниям работник по сути дела превращается в их раба, будучи не в состоянии требовать повышения зарплаты, не говоря уже о самостоятельном бизнесе.

Это тема огромной важности и сложности, и дискуссия в Институте Рузвельта стала составной частью продолжающейся кампании крайне левых, которые пытаются добиться того, чтобы возможный претендент на пост президента Хиллари Клинтон не могла действовать старыми методами в случае прихода в Белый дом. Прогрессивисты не хотят, чтобы она ограничилась разговорами о минимальном размере заработной платы и о перераспределении доходов. Они хотят, чтобы Клинтон осуществила радикальные изменения в денежной культуре и политической экономии нашей страны. Это означает полный разрыв с прежней политикой, включая решения, разработанные советниками ее супруга — призраками, с которыми Клинтон так пока и не поквиталась публично.