Изменения в американской политике на Ближнем Востоке, особенно отход от враждебной линии в отношении Ирана, оказали свое воздействие на арабские страны. Давние союзники США в регионе опасаются, что больше не могут полагаться на Вашингтон в вопросах безопасности. Если добавить «Исламское государство», хаос, царящий на Ближнем Востоке, неясное будущее Сирии, то становится вполне понятным, какие стратегические факторы подтолкнули Лигу арабских государств к решению о формировании единых вооруженных сил.

Примерно две недели назад в Каире состоялся саммит с участием начальников штабов армий арабских стран — Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Кувейта и эмиратов Персидского залива. Было принято решение сформировать единое командование вооруженными силами. Лидеры арабских стран до конца июня должны найти способ выполнения этого решения. Вероятно, не все в Вашингтоне в восторге от новой арабской инициативы, в том числе и потому, что она свидетельствует об открытом несогласии с политикой США и стремлением заключить сделку по иранской ядерной программе. В итоге США отреагировали двояко. На официальном уровне американцы приветствуют эту инициативу, но одновременно дают понять арабским странам, что в ней нет нужды, так как Вашингтон не собирается уходить с Ближнего Востока, бросив их на произвол судьбы, и доказывает это масштабными поставками оружия арабским странам.

Как сообщило издание The Washington Times, поддерживающее хорошие отношения с американским министерством обороны, Вашингтон взвешивает возможность поставки Саудовской Аравии и странам Персидского залива современного вооружения, до сих пор поставлявшиеся только Израилю. А Франция недавно подписала крупную оружейную сделку с Катаром.

Разумеется, у этого развития событий будут последствия и для Израиля, как в политической, так и в оборонной сфере. Некоторые последствия положительные, другие скорее отрицательные. К положительным аспектам следует отнести осознание общей угрозы в виде иранской ядерной программы. Израильское беспокойство разделяют арабские союзники США, и фактически сложился единый блок с участием Иерусалима, Эр-Рияда, Каира, Аммана и других столиц, хотя такой антииранский альянс и останется неофициальным. То, что госсекретарь США Джон Керри называет «истерикой», на самом деле представляет собой взвешенное отношение большинства ближневосточных государств к иранской угрозе. Премьер-министр Израиля упомянул об этом консенсусе в своей речи в Латруне на церемонии по случаю 70-й годовщины победы над нацистской Германией, и отметил, что, возможно, эта ситуация поможет урегулировать конфликт с палестинцами. Впрочем, на данном этапе эта возможность остается лишь теоретической. Одно из базовых требований Израиля в отношении палестинского государства относится к его демилитаризованному статусу и к запрету на заключение военных союзов с другими странами.

Израиль обязан также учитывать, что негативные последствия как создания арабских единых вооруженных сил, так и масштабных поставок оружия в арабские страны, с учетом общей нестабильности региона, весьма реальны. США постоянно повторяют, что любые поставки оружия в арабские страны не приведут к исчезновению израильского качественного военного превосходства над соседними странами. Вашингтон обязан соблюдать этот принцип в соответствии с решением Конгресса от 2008 года. Тем не менее, это обязательство время от времени нарушается.

США в своих стратегических расчетах могут позволить себе игнорировать вероятность военной угрозы со стороны соседей — Канады и Мексики. Но Израиль обязан учитывать потенциальную опасность, так как ситуация в регионе постоянно меняется. Это справедливо даже в отношении стран, с которыми Иерусалим подписал мирные договоры, не говоря уже о единых панарабских вооруженных силах, в которые вольются подразделения и из таких стран, с которыми нет никаких соглашений. Армию, которая создается для сдерживания иранской экспансии и противодействия иранским сателлитам в Сирии, Ливане, Ираке и Йемене, можно приветствовать, но нельзя забывать, что все может измениться в любой момент.