Ровно 60 лет назад британцы и американцы в обстановке строжайшей секретности открыли тоннель в 454 метра под Восточным Берлином. В 2015 году хранить все в тайне уже давно не нужно, и ЦРУ с размахом отмечает знаменательную дату в социальных сетях. Операция МИ-6 и ЦРУ по созданию этого тоннеля продлилась целый год и обошлась в 51 миллион долларов в пересчете на нынешние деньги. Тоннель проходил вблизи от проложенных советскими властями кабелей и служил для перехвата переговоров спецслужб СССР и Восточной Германии.

Историк Карин Ньюманн (Caryn E. Neumann) напоминает, что реализация проекта стартовала не сразу. Обсуждение началось еще в 1951 году, однако планы утвердили только в августе 1953 года, а окончательную отмашку на строительство ЦРУ дало в январе 1954 года. Работа началась незамедлительно.

К рытью тайного тоннеля длиной в несколько сот метров под коммунистической частью Берлина нельзя было приступать без предосторожностей. Великобритания и США прикрывали все работами на американской авиабазе. Как отмечается на сайте ЦРУ, строителям пришлось перевезти 3 100 тонн земли (этого достаточно, чтобы наполнить 20 гостиных обычных американских домов), использовать 125 тонн стальных листов и 1 000 кубометров бетона. Тоннель был завершен через год, в конце февраля 1955 года. А в мае британские и американские спецслужбы приступили к перехвату советских переговоров.

Двойной агент

Как бы то ни было, тогда никому не могло прийти в голову, что КГБ было прекрасно известно о происходившем в Берлине и о существовании тоннеля. СССР были в курсе происходящего еще до того, как в ЦРУ окончательно утвердили операцию.

У КГБ был козырь в рукаве: агент МИ-6 Джордж Блейк (George Blake) сообщил ему о намерениях своего начальства и американских коллег. Он стал двойным агентом в начале 1950-х годов во время войны в Корее. На него, вероятно, оказали воздействие в северокорейском плену, а бомбежка американцами мирного населения вызвала у него искреннее возмущение. Именно он отправил в КГБ планы будущего тоннеля в 1953 году.

Однако в СССР не знали, что со всем этим делать. КГБ не хотел терять свой главный козырь, Блейка, слишком рано раскрыв операцию англосаксов. Поэтому первый шаг он сделал лишь после того, как агент получил новое назначение от британцев. Однако чтобы МИ-6 и ЦРУ не заподозрили неладное, нужно было позволить им перехватить переговоры советских и восточногерманских спецслужб. Поэтому КГБ не стал предупреждать ГРУ (соперники из военной разведки), и операция шла своим чередом (если точнее 11 месяцев и 11 дней).

Постановка

В ночь с 21 на 22 апреля 1956 года в СССР решили, что пауза и так уже слишком затянулась, и перешли к действию. В вышедшей в 1999 году книге «Поле битвы — Берлин» (Battleground Berlin) бывший директор ЦРУ в Берлине Дэвид Мерфи (David E. Murphy) и генерал-лейтенант КГБ Сергей Кондрашов рассказывают о подготовке и организации «неожиданного» обнаружения.

Благодаря сведениям Джорджа Блейка советские спецслужбы нашли подходящую точку на дороге в Шенефельд. В 2 часа ночи они находились прямо над комнатой записи и услышали переговоры на русском: звучал голос капитана Барташа из советского военного контингента в ГДР. В 3 часа утра советских агентов сменили восточногерманские специалисты. Операцию отложили на несколько часов.

Утром американцы заметили, что их тоннель вот-вот обнаружат. В 12:30 немцы попали в комнату записи, пробив дыру в стене (открыть стальную дверь не получилось). Авторы книги так описывают реакцию «первооткрывателей»:

«Надо же... Настоящее шоссе! Невероятно!»

Два часа спустя на место прибыли советские агенты. Американские кабели обрубили в 15:30, через четверть часа после того, как микрофоны перестали работать.

Дезинформация

Затем, как рассказывают бывшие шпионы и соперники, с обеих сторон пошел поток дезинформации. Англосаксы напирали на то, как быстро их сотрудники ушли с места событий:

«22 апреля у тоннеля появились русские. Но сигнализация прекрасно сработала. Русские обнаружили лишь пустой тоннель, хотя оборудование осталось на месте. Операторы ушли так быстро, что русские увидели лишь все еще кипевший кофейник в уже пустой комнате».

В Советском Союзе все, разумеется, описывали совершенно иначе. Там утверждалось, что американцев застали врасплох, вынудив их бросить все оборудование и постыдно бежать из «тоннеля шпионов».

После «обнаружения» тоннеля советская дипломатия с подачи Кремля дала персоналу указания о том, как следует реагировать на произошедшее. Одна из рекомендаций звучала следующим образом: «Хотя в туннеле и найдено английское оборудование, обвиняйте во всем одних американцев».

Такое деликатное отношение к подданным Ее Величества объясняется просто: Никита Хрущев в тот момент находился с визитом в Лондоне.

Провальная операция?


Берлинский тоннель удостоился столь редкой в истории спецслужб знаменитости, но затем канул в лету. Все это как нельзя лучше иллюстрирует один из парадоксов шпионского мира, в котором широкой общественности становятся известны лишь неудавшиеся операции.

То есть, берлинский тоннель стал провалом? Не совсем. Стремление КГБ сохранить Джорджа Блейка привело к тому, что он позволил огромному количеству полезной информации дойти до американских и британских ушей. Западные спецслужбы записали 50 000 катушек и полностью ретранскрибировали 443 000 разговоров (Карин Ньюманн говорит о 368 000 и 75 000 переговоров советских и восточногерманских агентов). В ЦРУ утверждают, что полученные сведения позволили многое узнать о расположении сил стран Варшавского договора, напряженности в Польше, разногласиях между Восточной Германией и Советским Союзом... и даже плохом состоянии железных дорог в ГДР.

В своей книге Мерфи и Кондрашев задают такой вопрос:

«Действительно ли полученные сведения о советской армии и разведке были разбавлены существенной дозой дезинформации КГБ, как утверждают некоторые? Возможно, но пока что у нас нет никаких подтверждений этой гипотезы».