Пятый сезон «Игры престолов» пока кажется прологом к неким значительным событиям. Я по-прежнему наслаждаюсь пятым годом в Вестеросе и в Эссосе, если бы только серии были чуть более сильными с тематической точки зрения.

Даже с учетом снижения планки, серия «Хардхоум» оказалась совсем унылой. В последнее время нас кормят плохой сценографией. Белые Ходоки могут считаться самым скучным элементом фантастической вселенной Джорджа Мартина. Мне понравилось, что, как оказалось, валирийская сталь может убить Белого Ходока. Но «Хардхоум» был интересной серией о лояльности, гражданстве и развитии идентичности до десятиминутного боя с зомби.

«Мы — не друзья. Мы никогда не были друзьями. Мы не станем друзьями сегодня, — сказал Джон Сноу (Кит Харрингтон) диким обитателям Хардхоума. — Мы говорим не о дружбе, а о выживании. Мы говорим о возведении двухсотметровой стены между вами и тем, что там... Сейчас ненормальные времена. Белым Ходокам плевать, свободные вы люди или нет. Для них все мы — всего лишь мясо для их армии».

Джон сделал радикальное предложение одичалым: они должны отказаться от того, что на протяжении веков составляло их идентичность, питало враждебность к Ночному дозору и к жителям Вестероса. Он предложил им считать себя первым делом гражданами и людьми и думать не о вражде с людьми по ту сторону Стены, а о том, что они не хотят превращаться в призраков.

Это непростое решение, и Джон Сноу признает трудности. «Я не прошу вас забыть своих мертвых. Я никогда не забуду своих. Я потерял пятьдесят Братьев, когда Манс напал на Стену. Но я прошу вас подумать о ваших детях. У них не будет детей, если мы не объединимся». Он отражает конфликт, который переживают многие персонажи сериала. Можете ли вы отбросить касту, в которой родились, и стать кем-то другим? Можете ли вы предать ожидания вашей касты? Вы последуете традиции и истории или же найдете в себе мужество пойти своим путем? Каждый из нас может столкнуться с такими вопросами, но для совершенно неравноправного общества «Игры престолов», где жизнь и поступки человека определяются кастой, страной или семьей, такие вопросы особенно тяжелы.

Пока Джон пытается насадить новое мышление в Хардхоуме, Сэм (Джон Брэдли) обращается с таким же предложением к Олли (Бренок О’Коннор) на Стене. На протяжении нескольких серий мы видели, что беспокойство Олли по поводу решения Джона росло, и он пришел к Сэму за советом. Люди должны забывать о своем происхождении, вступая в Ночной дозор, но Олли молод, к тому же, был травмирован трагедией, и он рассказывает Сэму о том, как вырезали его семью, добавляя подробности, о которых мы не знали. Тормунд Погибель Великанов (Кристофер Хивджу), влиятельный вождь одичалых, оказался достаточно дальновиден, чтобы поддержать план Джона, и поэтому Олли вспомнил о прошлом: Тормунд вел набег, когда погибла семья Олли.

«Иногда человек должен сделать непростой выбор. Другие люди думают, что он поступил неправильно, но он уверен в своей правоте», — говорит Сэм молодому брату, пытаясь убедить Олли в справедливости поступка Джона, даже если ему лично кажется, что тот допустил ошибку. Но читатели Мартина могут подумать, что Олли сделал неверный вывод из речи Сэма. «Ты сам веришь в это?» — спросил он. «Всем сердцем», — ответил Сэм. Сэм думает, что нашел аргумент для Олли. Но, возможно, он только укрепил Олли в стремлении поступить по-своему.

Пока Джон спорит и сражается в Хардхоуме, в Миэрине Дэйнерис (Эмилия Кларк) ведет не такую жесткую, но все-таки упорную борьбу. Она пытается решить, следует ли убить Тириона Ланнистера (Питер Динклэдж) или сделать его своим советником, а также наградить или казнить Джораха Мормонта (Иэн Глен). Дэйнерис тоже выбирает между старыми обещаниями, новой преданностью, гибкостью и новыми возможностями.

В ранних беседах с ней Тирион говорит в пользу развития, напирая на его разногласия с семьей и на то, как он приходил в себя после отчаяния. «Я знаю, кем был мой отец и что он делал. Я знаю, что Безумный Король заслужил свое имя», — сказала Дэйнерис Тириону во время совместной трапезы, желая показать, что она ценит Тириона, хотя делает вид, что взвешивает его судьбу. «Ага, вот мы сидим рядом, дети ужасных родителей», — ответил он. Тирион рассказывает ей, что путешествовал по миру, желая узнать, «настолько ли ты ужасная. Удерживаешь ли свой народ от того, чтобы он стал еще более ужасным. Я махнул рукой на свою жизнь, пока Варис не убедил меня, что, возможно, стоит попробовать жить ради тебя».

Тирион метался между попытками заслужить признание своей семьи или жить с ее осуждением. До сих пор его борьба выглядела трагичной. Когда он превзошел ожидания отца, служа Десницей Короля Джоффри, Тирион не получил награды, которой бы удостоился другой человек на его месте. Но когда Тирион пошел против ожиданий Тайвина Ланнистера (Чарльз Дэнс), Тайвин оказался достаточно могущественен, чтобы унизить и наказать его. По его приказу изнасиловали первую жену Тириона, он женил сына на Сансе Старк (Софи Тернер), чтобы наказать обоих, он забрал себе Шаю, любовницу Тириона.

Тирион был богат, у него были привилегии, но не было свободы. Он знал, о чем говорил, когда сказал Дэйнерис «Остановить колесо истории — прекрасная мечта. Ты не первая, кто мечтает об этом». Тирион достаточно настрадался от своей семьи, чтобы обрадоваться словам Дэйнерис о том, что она хочет не остановить, а сломать колесо истории.

В Королевской Гавани Серсея Ланнистер (Лина Хиди) испытывает на себе представление Верховного Септона о правосудии. Привилегии, которыми Серсея наслаждалась всю жизнь, стала ее главной слабостью. Всю жизнь она использовала только свою красоту и имя семьи. Больше ничем пользоваться она не умеет. «Я сделала его. Я вывела его из грязи в князи. Я не склонюсь перед каким-то босоногим оборванцем», — с горечью говорит Серсея Квиберну (Антон Лессер), когда он предложил ей покаяться, чтобы выиграть время и обдумать новую стратегию. Квиберн неплохо разбирается в том, как люди создают себя заново, если учесть, чего он достиг после изгнания из Цитадели. Но он говорит с женщиной, не знающей компромиссов, которая слишком много сил вложила в то, чтобы добиться своего положения, и не готова отказываться от этого.

Такой же могла оказаться и судьба Сансы Старк. Но пока ее жуткий муж Рамси Болтон (Айвэн Рион) планирует нападение на Станниса Баратеона (Стивен Дилэйн), она воспользовалась передышкой для противостояния с Теоном Вонючкой (Алфи Аллен), худшим из предателей. Санса полагала, что умение приспосабливаться даст ей все, что нужно, но, оказавшись на подчиненном положении, ей пришлось учиться планировать, будучи в подчинении. Ее противостояние с Теоном дает важные сведения.

Сразу после изнасилования Сансы в брачную ночь многие критики считали, что Теон полностью обелит себя, спасая ее. Возможно, в хаосе грядущей битвы это еще произойдет. Но Теон вряд ли будет спасать беспомощную служанку. В одной из самых сильных сцен в этой серии видно, что Санса не столько переживает из-за того, что Теон выдал ее Рамси, с которым она не может конфликтовать без риска погибнуть, сколько из-за того, что Теон убил ее братьев. Сказав Теону, чего он заслуживает, по ее мнению, и назвав настоящим именем, тем самым введя его во взрослую жизнь и сделав ответственным за свои поступки, Санса получает от него извинение.

«Он поймал его, привязал к кресту и отрезал по кусочку, пока от Теона ничего не осталось», — говорит Теон, объясняя Сансе, почему он предал ее. «Хорошо. Если бы не ты, у меня была бы семья, — ответила Санса. — Если бы я могла сделать с тобой то, что сделал Рамси, я бы сделала это немедленно». Теон сумел выразить полное раскаяние: «Я заслужил все это. Я заслужил прозвище Вонючка. Я творил зло. Предал Робба. Захватил Винтерфелл. Убил тех мальчиков». Теон говорит это женщине, когда-то бывшей его сестрой. «Это были не какие-то мальчики, — бросила ему в ответ Санса. — Это были Бранн и Рикон, твои братья. Ты знал их с детства». И тут Теон раскрыл ей тайну, которую давно хранил: «Это были не Бранн и Рикон. Я не нашел их. Это были мальчики-крестьяне. Я убил их и сжег, чтобы никто не узнал». Это очень важная информация. И, похоже, если Теону суждено искупить грехи, то Санса не только даст ему шанс стать героем, но и простит его.

И если Санса постепенно обретет власть, к чему ее готовили родители, то в Браавосе ее сестра Арья (Мэйзи Тернер) стала кем-то, о чем и помыслить не могли Нед (Шон Бин) и Кэйтелин (Мишель Фэрли). Выступив в роли Ланы, торговки устрицами, она отбросила свое имя и мораль, готовясь выполнить первое поручение в качестве наемной убийцы.

«Она не готова», — сказала помогавшая обучать ее девушка Якену (Том Влачиха), когда он дал Арье поручение. «Может да, а может нет», — ответил Якен. «И что если она не готова?» — настаивает девушка. «Для многоликого Бога это неважно», — спокойно ответил он.

Вот что значит — стать никем. Если ты никому не принадлежишь, то никто не позаботится о тебе. В «Игре престолов» недостаточно отбросить старые связи и ссоры. Необходимо создать нечто новое, меч во тьме, город на песке. Особенно когда зима близко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.