Последние полгода каждый четверг самолеты, прилетающие в Прагу из разных российских городов, встречают пражане с табличками в руках, на которых написаны имена политических заключенных или оппозиционных политиков, активистов, журналистов, чьи убийства не были раскрыты и чья судьба связана с Россией. Влад Листьев, Александр Мень, Борис Немцов, Анна Политковская, Надежда Савченко. Всего 20 имен. Цель у акции, названной «Напрасное ожидание», — напомнить россиянам о людях, которые были неугодны режиму и, скорее всего, именно за это поплатились своей свободой или жизнью.

Один из постоянных участников акции в пражском аэропорту, студент русистики Карлова университета Якуб Мучка чаще всего встречает российских туристов с именем журналистки Анны Политковской, напечатанной на листке бумаги:

​— Я выбрал имя Анны Политковской, потому что знаю историю ее жизни. А вообще я уже полгода регулярно езжу в аэропорт, для меня это как маленькая обязанность. Обязанность, которая мне не в тягость. Не только потому, что русистика — моя специальность, а еще и потому, что я знаю о несправедливости. Поскольку я интересуюсь русской религиозной мыслью, то я иногда прихожу встречать самолеты из России с именами богослова Александра Меня, убийство которого не было раскрыто, и священника Павла Адельгейма, который мог быть убит и за свои свободные взгляды.

— Как реагируют пассажиры на череду людей, стоящих рядом с выходом для прилетов с написанными кириллицей именами?


​— Они реагируют очень тихо. Так, что какую-либо реакцию сложно заметить. Если наблюдать за их лицами, то можно понять: они обо всем знают и думают об этом. Мало кто подходит к нам, чтобы завязать разговор, спросить, почему мы это делаем. Хотя мы и сами ничего не говорим, просто тихо показываем имена. Большинство людей просто смотрят на нас, и в глазах можно прочитать вопрос. Очень часто они удивляются, спрашивая своего попутчика: «О, Александр Мень! Кто он? А ты знаешь, кто был Александр Мень?» — «Он был патриарх» — «Нет-нет, он был священником, и его убили» — «Да, его убили, но они его ждут. Что это значит?» Но в основном люди реагируют тихо, это скорее внутренняя реакция.

— А негативные реакции были, кто-нибудь проявлял по отношению к вам агрессию?


— Несколько раз такое было, но не со мной. Я слышал о том, что какие-то люди из чешского турагентства для российских туристов пришли и начали кричать: «Что вы здесь делаете? Вы обижаете наших туристов, они перестанут сюда ездить, вы создаете здесь проблемы! Нам стыдно за вас! Это плохой имидж для нашей республики!» Но в основном у нас никаких проблем нет.

— Вы говорите, что пассажиры, прилетающие из России, знают имена, которые вы им показываете. Вы таким образом просто напоминаете им о некоторых людях или ставите перед собой какую-то другую цель?


— Главная цель — задать вопросы, возможно, даже обратиться к совести. Если сказать метафорически, мы как бы создаем зеркало, в котором отражаются вопросы, связанные с написанными на наших табличках именами. Мы не против русских, не против туристов, но надеемся, что нам удастся пробудить их совесть, и люди изменятся. Мы хотели бы, чтобы нас просто слушали. После этого, как мне кажется, они уже просто не могут сказать: «Ну, раз наш президент так говорил, значит, так и будет...» Им приходится искать новые ответы, особенно на вопрос, почему они не хотят снова слышать историю Анны Политковской, почему игнорируют нас. Я надеюсь, что таким образом мы сможем что-то хоть чуть-чуть изменить.

— Вы студент-русист и следите за тем, что происходит в России. Каким образом вы оцениваете политику Путина?


— Я не против россиян, я против режима, который ненавидит человека как личность и его права. Я выступаю за человеческие права, потому что просто верю в свободу. Нынешний российский режим не терпит человека с достоинством, это видно по всем историям людей, с чьими именами мы приходим в аэропорт. Истории их жизни позволяют увидеть суть режима: он убивает тех, кто просто рассказывает о том, что он видел, как, например, это было в случае с Политковской. К сожалению, российская история говорит нам о том, что режим Путина не упал с неба, речь идет о долгой государственной традиции. Мне, конечно, интересно смотреть на это с другой стороны. И я вижу, что в России одновременно всегда существовала и другая традиция — людей из культуры, журналистики, политики и так далее, которые выступали против этого режима. И в прошлом, когда противостояли большевикам, и сейчас. Они твердо стояли на своем, потому что верили, что свободу и достоинство можно отвоевать. Получается, что Россия очень противоречива. Я не видел никакой другой страны, где подобное противоборство было бы таким же острым. И это мне интересно, — сказал в интервью Радио Свобода один из участников акции «Напрасное ожидание» Якуб Мучка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.