Устроенная Femen 1 мая эксгибиционистская акция на балконе Grand Hôtel не только на несколько минут прервала выступление главы Национального фронта, но и украла у нее роль звезды последовавших новостей. Раз полиция сразу же сама не остановила провокацию, служба безопасности партии была вынуждена сама вмешаться, чтобы собрание могло продолжиться дальше. Разве в этом есть хоть что-то незаконное?

Тем не менее СМИ, как обычно, вывернули все наизнанку. Так, например, в LCI предоставили слово одной из Femen, которая долго разглагольствовала о грубости службы безопасности и, конечно, же напомнила о свободе слова. Подобное лицемерие переходит все границы. Свобода слова не означает, что вам можно мешать говорить другим: это уже частная цензура, что предосудительно вдвойне. Суть проблемы в следующем: воцарившаяся повсюду посредственность ставит одни идеи настолько выше других, что за неимением возможности повести под цензуру вторые всячески поощряет любые проявления первых. Никто не запрещает Femen излагать свои идеи (если они вообще у них есть), но у них нет права затыкать рот противникам.

У проблемы есть и другая сторона. Они попытались помешать определенной риторике, то есть набору идей, предложений и критики. Все это может нравиться или не нравиться. Его вполне можно критиковать. Но методы Femen в другом. Это показная вульгарность, постановочная непристойность, отражение протертого до дыр reductio ad hitlerum, который приравнивает лозунг к образу. Это часть ограниченности СМИ, а не демократического процесса. Все это тем больше приводит в ступор, что риторика Нацфронта ни в коей мере не заслужила этой жалкой карикатуры.

Марин Ле Пен приводит в пример Австралию, чей флот перехватывает корабли нелегалов и сопровождает их в порты их стран, и сравнивает это с тем, как французский флот к изумлению французов подбирает мигрантов у берегов Ливии и отвозит их в Италию (то есть, по сути, доделывает работу перевозчиков). Это вызовет беспокойство у любого здравомыслящего человека. У Тони Эбботта (Tony Abbott), разумеется, нет ничего общего с Гитлером, но что сказать о нашем руководстве и его желании отстаивать национальные интересы? Нужно противопоставлять одним идеям другие, а не сводить все к условным рефлексам.

Если мы будем и дальше идти по этому пути, нас поджидают сразу три угрозы. Первая заключается в том, что политическая система может полностью лишиться идей. Давид Пюжада (David Pujadas) как-то припер к стенке Алена Жюппе (Alain Juppé), напомнив ему, что в прошлом тот отстаивал нынешние идеи Нацфронта вроде национальных преференций. «Браво, вы правы», — не стал отрицать бывший премьер, признав тем самым, что его не интересуют идеи. Только власть.

Дискредитация, насмешка и карикатура утомляют тех, у кого есть голова на плечах. Феминистическая тирада Марин Ле Пен о великих женщинах нашей истории, начиная с той еже Жанны д’Арк, кардинально отличается от грубого эксгибиционизма Femen. И это, безусловно, привлекает на ее сторону умных людей, которых уже тошнит от того, что ей противопоставляют такую вселенскую глупость.

Наконец, французам свойственно поддерживать слабого в борьбе с сильным. Противоборство со «всеми», постоянные нападки со стороны движения, которое явно обладает немалыми связями (а как иначе его активисткам удалось, причем не с пустыми руками, пробраться на балкон известного отеля в столь подходящий момент?), насмешки и враждебность неспособных на объективность СМИ и прочее... Все это уже напоминает дискриминацию, призывает поддержать жертву, порождает вполне понятное возмущение всех тех, кто не собирается позволять манипулировать собой...

Кристиан Ваннест, политик, бывший депутат «Союза за народное движение», президент «Собрания за Францию»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.