Во Внешнеполитическом институте царило «осадное положение». Двери зала, где выступала министр иностранных дел Швеции Маргот Вальстрем, были закрыты ровно в 16.00. Я опоздал на одну минуту, и часовой с пистолетом сказал «нельзя». Нельзя, так нельзя, уже выйдя на улицу, встретил Пьера Шори, одного из старейших шведских дипломатов, бывшего посланника Швеции в ООН. Интересно, говорю, пустят тебя (в Швеции все строго на «ты») или не пустят. Посмотрим, отвечает. Часовой: «У меня приказ впустить только Пьера Шори, но, если он ручается...» Так я попал на программную лекцию главы МИД Швеции.

Доклад назывался «Вызовы и возможности шведской внешней политики и политики безопасности». Я вошел, когда министр говорила: «Нашей совместной целью должно стать снижение уровня безработицы, закон и порядок на рынке труда, более высокий промышленный прирост, улучшение политического климата с тем, чтобы люди, испытывающие глубокое неудовлетворение, не использовались популистами, чтобы популизм и политическая близорукость не праздновали триумф».

Министр говорила о феминистской женской политике, о том, как мало женских подписей на международных документах. Министр говорила о том, что странам Европейского союза необходимо обрести веру в себя. Вальстрем десять лет была комиссаром ЕС. Министр посетовала, что ЕС все чаще ставят под вопрос и заверила, что правительство убеждено: «Нужна сильная Швеция в сильном Европейском союзе. И все страны, являющиеся сегодня членами ЕС, должны в нем остаться». Другими словами: первый вызов — это позиция Великобритания с ее сомнениями в необходимости дальнейшего участия в ЕС.

Второй вызов находится непосредственно под боком. «Огромное беспокойство вселяет направление, в котором развивается Россия. Агрессивные действия России в отношении Украины является самой крупной угрозой европейской безопасности со времен окончания холодной войны. Сначала российская оккупация, завершившаяся аннексией Крыма. Потом российская агрессия перешла в поддержку сепаратистов на востоке Украины. И, наконец, мы стали свидетелями того, как Россия не остановилась перед отправкой современных военных подразделений через границу на поддержку сепаратистов. И все это — под аккомпанемент пропагандистской машины Путина, работающей на высоких оборотах. Мы будем настаивать на том, — заверила Вальстрем, — чтобы Минские соглашения были осуществлены полностью, на выводе всех российских войск, на возвращении Крыма Украине и на восстановлении территориальной целостности Украины». Для этого Швеции надо будет, если понадобится, продолжать делать все для того, чтобы агрессия обходилась России «все дороже».

«В то же время мы должны поддерживать как наши двусторонние отношения, так и отношения ЕС с Россией, которая есть и будет наша самая большая страна-соседка, — сказала министр иностранных дел Швеции. — Мы должны говорить друг с другом и сотрудничать в том, в чем возможно сотрудничать».

Когда слушателям позволили задавать вопросы, то министра спросили, что же делать с этой машиной информационной войны, о которой она говорила в своем выступлении. «Вопрос этот обсуждается на уровне ЕС. Мы называем это обычно пропагандистской войной, — отвечала министр. — Дезинформация распространяется регулярно, и она сказывается на наших представлениях о происходящем в России». Вальстрем отметила и внутреннюю «гражданскую» пропагандистскую войну в России, когда голоса критиков режима заглушают, а самих их убивают. «В то же время мы не хотим пользоваться теми же методами, мы должны быть умнее. Я считаю, мы должны повысить уровень знания русского языка в Швеции, здесь у нас есть некоторые упущения. Мы должны инвестировать в то, что поможет нам лучше понять Россию, подчеркнула министр. — Возможно, нам нужно и защищать тех, кому угрожает опасность, — оппозиционеров или журналистов. Простых решений нет, но нужно осознавать, что происходит, и что до нас доходит масса российской пропаганды, и поддерживать контакты с теми, кто может предоставить нам реальную картину происходящего».

Вальстрем не знакома с предложением консерватора Гуннара Хекмарка, члена Европарламента и фигуранта «стоп-листа» российского МИДа, о радио- и теле вещании на русском языке: «Я считаю, что многие страны, в первую очередь страны Балтии, рассматривают возможность предоставления своему русскоговорящему населению альтернативных источников информации, такие дискуссии ведутся во многих странах ЕС».

Что касается возможного продолжения времени действий антироссийских санкций ЕС, Вальстрем утверждает, что все 28 стран-участниц ЕС единодушны в том, что «продолжение следует»: «Пока это так, и в этом большой потенциал». Министр считает, что если кто-то и сомневался, то эти сомнения развеялись на фоне того, что происходит сейчас с Минскими соглашениями.

Вальстрем часто применяет, говоря об отношениях с России, выражение «Hit men inte längre», которое со шведского на русский можно перевести как «досюда, но не дальше»... Что означает «досюда»? «Это должно определяться каждый раз в каждой возникающей ситуации. Чаще всего нас заставляет реагировать Россия, когда ведет себя крайне провокационно в нашем фарватере или в воздухе. И тогда мы должны сказать: довольно! Довольно летать без транспондеров среди плотного воздушного пассажирского трафика. И мы такие провокационные действия не должны оставлять без ответа», — резюмировала Вальстрем, имея в виду ответы, прежде всего, дипломатические.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.